Правовое регулирование иностранных инвестиций и порядка разрешения инвестиционных споров в государствах-участниках СНГ

Правовое регулирование иностранных инвестиций, порядка разрешения споров в двусторонних договорах о поощрении и взаимной защите иностранных инвестиций.

Правовое регулирование иностранных инвестиций, порядка разрешения споров в законодательстве государств-участников СНГ.

Международно-правовые механизмы урегулирования инвестиционных споров.

 

 
 
 
Одним из основных направлений развития международных экономических отношений на современном этапе является усиление межгосударственного инвестиционного сотрудничества, что объясняется потребностями глобализации на всех уровнях. Международные и национальные тенденции в экономической сфере свидетельствуют о заинтересованности стран с переходной экономикой в повышении инвестиционного рейтинга государства и, как следствие, в увеличении объемов привлечения иностранных инвестиций. Особую значимость эта проблема имеет для государств-участников Содружества Независимых Государств в связи с их стремлением к вступлению в ведущие межгосударственные экономические организации, в том числе в ВТО, а также жесткими требованиями, предъявляемыми данными организациями к государствам-членам.
Проблема иностранных инвестиций затрагивается как в учредительных документах, так и в документах, принятых государствами-участниками СНГ по экономическим вопросам (Устав СНГ от 22 января 1993 года, Договор о создании Экономического союза от 24 сентября 1993 года). Однако указанные договоры не предусматривают института межгосударственного контроля над выполнением принятых на себя государствами обязательств. Весьма позитивные тенденции получили отражение в Соглашении о создании Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза (далее — МЭК) от 21 октября 1994 года. МЭК создавался как постоянно действующий координирующий и исполнительный наднациональный орган СНГ, объединявший большинство государств-участников СНГ, и наделялся реальными полномочиями в экономической сфере, например, запрашивать информацию у органов государств о выполнении отдельных обязательств; организовывать с согласия правительств обследования на местах; принимать совместно с органами управления государств меры по устранению возникших осложнений и разрешению споров; принимать решения, обязательность исполнения которых подтверждается решениями правительств.
К сожалению, Экономический совет СНГ, созданный Решением Совета глав государств СНГ от 25 января 2000 года после ликвидации МЭК, был наделен более узкой по сравнению с МЭК компетенцией. Экономический совет не обладает наднациональными полномочиями, не имеет права запрашивать у государственных органов информацию о выполнении государствами их международных обязательств.
Органы СНГ ведут значительную работу в области иностранных инвестиций. Однако их деятельность сводится к разработке аналитических отчетов, проектов соглашений и рекомендаций по совершенствованию национальных законов. Примером может служить Рекомендательный законодательный акт «Об общих принципах правового регулирования иностранных инвестиций в государствах-участниках Межпарламентской Ассамблеи» 1994 года, Модельный закон «Об инновационно-инвестиционной инфраструктуре» 1997 года).
Очередным этапом интеграционного процесса на постсоветском пространстве стало формирование Евразийского экономического сообщества (далее — ЕврАзЭС). Основными направлениями сотрудничества в инвестиционной сфере провозглашается обеспечение национального режима для деятельности инвесторов, развитие прямых экономических связей между хозяйствующими субъектами, создание благоприятных условий для укрепления производственной кооперации, а также создание совместных предприятий, транснациональных производственных объединений, сети коммерческих и финансово-кредитных учреждений и организаций и координация инвестиционной политики, включая привлечение иностранных инвестиций и кредитов в областях, представляющих взаимный интерес, осуществление совместных капиталовложений, в том числе и на компенсационной основе.
Соглашением о формировании Единого экономического пространства (далее — ЕЭП) от 19 сентября 2003 года в качестве одного из способов создания ЕЭП называется развитие взаимных потоков инвестиций. Концепция формирования ЕЭП, являющаяся неотъемлемой частью Соглашения 2003 года, призвана конкретизировать отдельные этапы формирования ЕЭП, однако и этот документ закрепляет лишь намерение государств действовать в достижении поставленных целей, но не содержит четких обязательств сторон. Документы органов ЕврАзЭС, также, как и органов СНГ, носят в своем большинстве рекомендательный характер (например, типовой проект «Основные принципы инвестиционной деятельности» (2003 года), а также проект Соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах-членах ЕврАзЭС (2007 года), разработанные МПА ЕврАзЭС).
Помимо СНГ и ЕврАзЭС на постсоветском пространстве созданы интеграционные объединения, ставящие перед собой задачи развития экономического сотрудничества государств, включая инвестиционную область. В частности, к ним относится Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Это постоянно действующая межправительственная международная организация, созданная 15 июня 2001 года Республикой Казахстан, Китайской Народной Республикой, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан, Республикой Узбекистан. Вопросы инвестиционной политики в документах ШОС, равно как и в документах других интеграционных объединений постсоветских государств (Центрально-Азиатское Экономическое сообщество, преобразованное в марте 2002 года в Организацию Центрально-Азиатского сотрудничества; ГУУАМ, Союзное государство Беларуси и России), обозначены в самом общем виде.
Таким образом, экономическое сотрудничество в рамках общих договоров СНГ, ЕврАзЭС, иных интеграционных образований нацелено на достижение двух основных целей в инвестиционной области: создание наиболее благоприятных условий для развития инвестиционных потоков между государствами-участниками и определение единых подходов к инвестициям из третьих стран. Вместе с тем названные выше международные договоры не устанавливают конкретных правовых механизмов реализации их норм. Сдерживающими факторами для развития сотрудничества государств в инвестиционной сфере имеют следующие положения указанных выше документов:
отсутствие конкретных, четко сформулированных международно-правовых обязательств государств, поскольку учредительные документы интеграционных объединений определяют только цели и приоритетные направления сотрудничества (в отличие, например, от НАФТА, вступившего в силу для США, Канады и Мексики в 1994 году Североамериканского соглашения о свободной торговле, в котором закреплены обязательства государств-участников по отношению к инвесторам друг друга);
отсутствие действенных контрольных полномочий у органов организаций (по аналогии с правом ЕС).
Более детально по сравнению с общими договорами в рамках СНГ и ЕврАзЭС вопросы инвестиций регулируются специальными международными соглашениями на многосторонней региональной основе, к которым относятся:  
Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 года, в котором участвуют все государства на пространстве СНГ, кроме Российской Федерации (Ашгабатское соглашение);
Конвенция СНГ о защите прав инвестора 1997 года, в которой участвуют Республика Беларусь, Республика Таджикистан, Республика Армения, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова.
Ашгабатское соглашение было заключено в первую очередь для определения и осуществления инвестиционной политики в отношении инвесторов из государств-участников СНГ и представляет по содержанию типичный договор о содействии и взаимной охране инвестиций. В Ашгабатском соглашении закреплен традиционный набор инвестиционных гарантий (полная и безусловная правовая защита инвестиций сторон, национализация возможна только в исключительных случаях с выплатой быстрой,  адекватной и эффективной компенсации; беспрепятственный  перевод  в  государства-участники,  а также в другие государства прибыли и других сумм от инвестиционной деятельности, право реинвестирования). Вместе с тем Ашгабатское соглашение содержит ряд гарантий, а также льготы для инвесторов сторон, которые не предоставляются обычно двусторонними договорами об инвестициях (например, положение об оценке неденежного вклада в уставный фонд предприятия с инвестициями из государств-участников, гарантия от ухудшения законодательства государства-реципиента, налоговые и таможенные льготы). Ашгабатское соглашение предоставляет более либеральный режим  инвесторам из государств-участников СНГ по сравнению с инвесторами из третьих стран.
Следующим шагом в развитии сотрудничества государств-участников СНГ в области инвестиционной деятельности стала Конвенция о защите прав инвестора 1997 года. Государства-участники СНГ, заключая данную Конвенцию, преследовали цель создать общее инвестиционное пространство. Конвенция 1997 года имеет более широкую сферу действия, чем Ашгабатское соглашение: ее нормы  распространяются на инвестиции, осуществляемые на территории государств-участников инвесторами различной национальности.
Конвенция 1997 года подробно регламентирует главный правовой механизм в международном инвестиционном праве — национальный режим для иностранных инвесторов. Отступления от него устанавливаются в особом порядке на момент присоединения к Конвенции. Если после вступления Конвенции 1997 года в силу положения национального права в отношении инвестиций будут ухудшены, по мнению одного или нескольких государств-участников, этот вопрос может быть внесен на рассмотрение Экономического Суда СНГ или иных международных судов, или международных арбитражных судов. При вынесении указанными судами решения, подтверждающего факт ухудшения условий и режима инвестиционной деятельности, действие соответствующих законодательных норм приостанавливается с момента их принятия.
Как и Ашгабатское соглашение, Конвенция 1997 года не устанавливает особые процедуры урегулирования инвестиционных споров. Споры по осуществлению инвестиций в ее рамках рассматриваются судами или арбитражными судами стран-участников споров, Экономическим Судом СНГ и/или иными международными судами, или международными арбитражными судами. Вопросы характера споров, подведомственности и порядка их разрешения не регулируются данными международными договорами. Если вынесенное судом решение будет подтверждать факт ухудшения условий и режима инвестиционной деятельности, действие норм приостанавливается с момента их принятия и возобновляется по истечении пяти лет с даты вынесения судебного решения.
К сожалению, не все государства Содружества участвуют в договорах в области защиты инвестиций. Например, Российская Федерация вышла из состава участников Соглашения о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности 1993 года и не присоединилась к Конвенции о защите прав инвесторов 1997 года. Более того, не все государства-участники имплементировали нормы вышеназванных региональных договоров.
В рамках ЕврАзЭС разработаны и проходят согласования проекты Соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах-членах ЕврАзЭС и Соглашения об основах инвестиционной деятельности. Первое Соглашение по кругу вопросов аналогично типичному двустороннему договору о содействии и взаимной охране инвестиций (включая правила урегулирования инвестиционных споров) и предусматривает довольно высокий уровень сотрудничества. Целью второго проекта является унификация национальных законов в инвестиционной сфере в целях формирования ЕЭП и распространение своих положений на любых инвесторов независимо от их национальности. Данные документы должны восполнить пробел в международно-правовом регулировании иностранных инвестиций.
Фактически в настоящий момент правовую основу сотрудничества постсоветских государств в инвестиционной сфере составляют двусторонние договоры о содействии и взаимной охране инвестиций, а также многосторонние инвестиционные соглашения.
Основными универсальными международными соглашениями по данному вопросу являются Сеульская конвенция об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций 1985 года (участвуют все государства СНГ), которой образовано Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МИГА), предоставляющее инвестору, осуществляющему инвестиции в государство с развивающейся экономикой, возможность страхования некоммерческих рисков, а также Вашингтонская конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими лицами других государств 1965 года (далее — Вашингтонская конвенция 1965 года), в которой участвует 143 государства, в том числе такие государства на пространстве СНГ, как Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Грузия, Республика Казахстан, Туркменистан, Республика Узбекистан, Украина. Государства СНГ активно используют механизмы защиты иностранных инвестиций, предложенные данными договорами. Так, например, МИГА было предоставлено около
70 гарантий по инвестиционным проектам в таких государствах-реципиентах, как Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Грузия, Республика Казахстан, Республика Молдова, Российская Федерация, Туркменистан, Украина, Республика Узбекистан.
Значительное влияние на развитие сотрудничества в области инвестиций государств-участников СНГ оказывают механизмы Всемирной торговой организации. Одни государства уже стали членами этой организации (Республика Армения, Грузия, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Украина), другие ведут переговоры о членстве.
Углубление инвестиционного сотрудничества в энергетической области осуществляется в настоящий момент и в рамках Договора к Энергетической хартии 1994 года, который регулирует инвестиции в энергетику на универсальной основе. Его участниками являются Азербайджанская Республика, Республика Армения, Грузия, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан, Украина. Российская Федерация и Республика Беларусь без ратификации применяют Договор на временной основе. Настоящий универсальный Договор предложил беспрецедентный наднациональный механизм урегулирования инвестиционных споров, в соответствии с которым вне зависимости от согласия государства-реципиента, участвующего в нем, инвестор может обратиться в международный арбитраж или согласительный орган.
 

Правовое регулирование иностранных инвестиций, порядка разрешения споров в двусторонних договорах о поощрении и взаимной защите иностранных инвестиций.

 
Двусторонние договоры о содействии и взаимной охране инвестиций (далее — двусторонние инвестиционные договоры или ДИД) заключаются в целях создания благоприятных условий для взаимных инвестиционных потоков между двумя государствами.
Двусторонними инвестиционными договорами регулируется традиционный перечень вопросов:
определяются ключевые понятия: «инвесторы сторон», «инвестиции сторон»,
закрепляются международно-правовые обязательства государств-участников предоставлять инвесторам и инвестициям друг друга определенные инвестиционные режимы (национальный режим, режим наибольшего благоприятствования и др.);
содержится традиционная система гарантий (компенсация в случае экспроприации; экспроприация или аналогичные меры в строго определенных случаях; режим наибольшего благоприятствования при возмещении ущерба, причиненного инвестору в результате войны или иных подобных обстоятельств; свободный перевод платежей, связанных с инвестициями);
устанавливается порядок разрешения споров между сторонами относительно толкования или применения ДИД, а также споров между одной из сторон и инвестором другой стороны (т. е. инвестиционных споров).
Современные ДИД характеризуются также включением в них таких вопросов, как:
обязательство сторон обеспечивать транспарентность (т. е. опубликованность и доступность) своих законов, относящихся к инвестициям другой стороны;
право суброгации, заключающееся в том, что к стороне (уполномоченному органу), которая возместила инвестору ущерб, причиненный его инвестициями на территории другой стороны, переходят соответствующие права требования инвестора;
обратная сила (режимы, гарантии и другие правила договора распространяются на инвестиции, которые были осуществлены до его вступления в силу для государств-участников);
взаимосвязь договора с другими международными договорами между сторонами, а также с законодательством сторон (преимущество отдается правилам, которые являются для инвестора более благоприятными).
Все двусторонние инвестиционные договоры основываются на двух наиболее популярных моделях:
Европейская модель, одобренная ОЭСР в 1962 году;
Североамериканская модель, разработанная в начале 80-х годов.
Государства-участники СНГ следуют Европейской модели при заключении договоров в рамках СНГ, так и с третьими странами.
Значение двусторонних инвестиционных соглашений в договорной практике государств-участников СНГ очень велико. В результате того, что Ашгабатское соглашение и Конвенция 1997 года вступили в силу не для всех государств-участников СНГ, именно данные договоры регулируют взаимные потоки инвестиций на пространстве Содружества. Содержание двусторонних договоров соответствует основным международным стандартам, а уровень сотрудничества между государствами-участниками СНГ в инвестиционной области в целом соответствует уровню сотрудничества этих государств с третьими странами. Причем, некоторые двусторонние инвестиционные договоры государств-участников СНГ с третьими странами могут предусматривать более широкие взаимные обязательства.
Следует отметить, что не все государства-участники СНГ связаны такими договорами между собой. К примеру, Республика Беларусь заключила двусторонние договоры о  поощрении и взаимной охране инвестиций только с Украиной (1995 год), Республикой Таджикистан (1998 год), Республикой Молдова (1999 год), Кыргызской Республикой (1999 год), Республикой Армения (2001 год).
Необходимо также принимать во внимание, что двусторонние инвестиционные договоры между государствами-участниками СНГ имеют определенные различия, несмотря на то, что в основе этих договоров лежит Европейская модель. Как показывает сравнительно-правовой анализ, по тем или иным вопросам договоры государств-участников используют разные формулировки, чем снижается цель — гармонизация правового регулирования инвестиций в Содружестве.
Таким образом, система двусторонних инвестиционных договоров государств-участников СНГ не заменяет многостороннее инвестиционное сотрудничество между ними. Международно-правовое регулирование инвестиционного сотрудничества этих государств либо в рамках  Ашгабатского соглашения, либо в рамках соглашения, заключенного на основе проекта ЕврАзЭС, могло бы значительным образом содействовать процессу региональной экономической интеграции.
 

Правовое регулирование иностранных инвестиций, порядка разрешения споров в законодательстве государств-участников СНГ.

 
Тенденция специального правового регулирования иностранных инвестиций характерна для стран с переходной экономикой, в том числе для постсоветских государств.
Под иностранными инвесторами в законодательстве государств-участников СНГ понимаются физические и юридические лица, имеющие тесную связь с иностранным государством, являющимся местом происхождения капиталов, вкладываемых в экономику государства-реципиента. Кроме того, к иностранным инвесторам относят иностранные государства и международные организации. Существуют различные подходы по вопросу об отнесении к иностранным инвесторам отечественных граждан, которые ввозят определенные активы из-за рубежа. В некоторых законах такие граждане, постоянно проживающие за границей, включаются в круг иностранных инвесторов (в Республике Армения, Республике Беларусь, Азербайджанской Республике, Республике Молдова, Украине, Грузии, Республике Таджикистан, Республике Узбекистан).
Под иностранными инвестициями в законодательстве государств-участников СНГ обычно понимаются различные виды имущества (в том числе ценные бумаги), имущественные права и права на объекты интеллектуальной собственности. Как правило, кредиты и займы не относятся к источникам иностранных инвестиций (в отличие от международного инвестиционного права). Исключение составляет законодательство Республики Беларусь.
Для законодательства государств-участников СНГ характерна дифференциация иностранных инвестиций. Как правило, национальные законы об иностранных инвестициях не разделяют инвестиции на прямые и портфельные. Исключение составляет законодательство Российской Федерации и Кыргызской Республики. Так, в Федеральном законе Российской Федерации «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» от 9 июля 1999 года (в редакции от 26 июня 2007 года) под прямыми иностранными инвестициями понимается приобретение иностранным инвестором не менее 10% доли в уставном капитале коммерческой организации, созданной на территории России и другие значительные инвестиции.
В Законе Кыргызской Республики «Об иностранных инвестициях в Кыргызской Республике» от 27 марта 2003 года к прямым инвестициям относится владение или приобретение инвестором не менее одной трети процентов акций или голосов акционеров в акционерных обществах, созданных или вновь создаваемых на территории Кыргызской Республики.
Однако, даже если национальное инвестиционное законодательство специально не определяет прямые и портфельные инвестиции, специфика их правового режима нередко прослеживается в правилах валютного законодательства, например, в Республике Казахстан и Республике Беларусь. Кроме того, в большинстве законов государств-участников СНГ по иностранным инвестициям приоритет отдан именно прямым инвестициям, основной формой которых является создание юридического лица с иностранным капиталом.
Для начальных этапов формирования законодательства об иностранных инвестициях в государствах-участниках СНГ характерно установление особого льготного режима для предприятий с иностранными инвестициями. В настоящий момент наметилась тенденция к их снижению и отмене. В то же время льготы для предприятий с иностранными инвестициями сохранены в ряде государств-участников СНГ (Туркменистан, Республика Таджикистан, Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Молдова, Республика Узбекистан). Однако объем предоставляемых льгот не равнозначен. Так, в Указе Президента Республики Узбекистан от 30 ноября 1996 года № УП-1652 только предприятиям с иностранными инвестициями, отвечающим определенным требованиям (размер уставного фонда, определенный процент доли иностранных инвесторов), предоставляются налоговые льготы.
В настоящий момент в Законе Грузии «О содействии и гарантиях инвестиционной деятельности» от 12 ноября 1996 года, в Законе Кыргызской Республики «Об иностранных инвестициях в Кыргызской Республике» от 27 марта 2003 года № 66, в Инвестиционном кодексе Республики Беларусь 2001 года (в редакции от 18 июля 2006 года) не предусмотрены льготы и другие преференции для иностранных инвесторов. Свидетельством сближения правового режима для отечественных и иностранных инвесторов является сам факт принятия единого нормативного акта, который распространяется на инвестиции как национальных, так и иностранных инвесторов (например, Инвестиционный кодекс Республики Беларусь от 22 июня 2001 года, Закон Республики Казахстан «Об инвестициях» от 8 января 2003 года).
Одним из направлений изменения льготного режима является предоставление налоговых и других преференций на индивидуальной основе или для очень значимых инвестиций. Такой подход закреплен в инвестиционном законодательстве Украины и Российской Федерации.
Таким образом, в законодательстве государств-участников СНГ отсутствует единообразное регулирование проблемы иностранных инвестиций, что препятствует формированию единого инвестиционного пространства. Аналогичный вывод делается в документах ЕврАзЭС.
В частности, в Сравнительно-правовом анализе законодательств государств-членов ЕврАзЭС в сфере регулирования инвестиционной деятельности от 25 июня 2006 года № 7 обращается внимание на нежелательность конкуренции государств в предоставлении льгот, особенно налоговых, в законах об иностранных инвестициях.
Законы об иностранных инвестициях государств-участников определяют и порядок урегулирования инвестиционных споров. Устанавливается, что инвестиционные споры разрешаются по соглашению сторон через консультации. Если спор не будет урегулирован таким образом, то он передается в государственный суд либо в арбитраж, созданный в соответствии с международным договором (статья 10 Закона Республики Узбекистан
«О гарантиях и мерах защиты прав иностранных инвесторов», статья 9 закона Республики Казахстан «Об инвестициях»).
Согласно статье 45 Закона Республики Молдова, статье 42 Закона Азербайджанской Республики, статье 36 Закона Республики Таджикистан, статье 32 Закона Туркменистана об иностранных инвестициях инвестиционные споры подлежат рассмотрению государственными судами, но стороны в любой момент могут договориться о передаче спора в арбитраж (включая международный).
Иногда в законах государств-участников СНГ сделана ссылка на юрисдикцию Международного центра по урегулированию инвестиционных споров, созданного в соответствии с Вашингтонской конвенцией 1965 года. Так, согласно статье 18 Закона Кыргызской Республики об иностранных инвестициях в том случае, когда стороны не могут разрешить спор через консультации в течение трех месяцев со дня письменного обращения за их проведением, то инвестиционный спор может быть разрешен в государственном суде, если одна из сторон не просит рассмотреть спор путем обращения в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (далее — МЦУИС) или в арбитраж, созданный в соответствии с регламентом ЮНСИТРАЛ (имеется в виду арбитраж ad hoc). Схожие правила содержатся в законодательстве Грузии.
Согласно законодательству Украины инвестиционные споры дифференцированы. Для споров между инвестором и государством по вопросам государственного регулирования иностранных инвестиций и деятельности предприятий с иностранными инвестициями предусмотрен порядок рассмотрения в государственных судах или в соответствии с международными договорами. Другие споры могут быть урегулированы по договоренности в арбитраже. Положения Закона Республики Армения «Об иностранных инвестициях» еще строже — инвестиционные споры должны быть урегулированы в государственных судах.
Огромное значение положений инвестиционных законов об урегулировании инвестиционных споров заключается в том, что государство дает согласие на компетенцию негосударственного судебного органа (арбитража, МЦУИС) для инвестиционных споров с иностранными инвесторами. Это согласие дано на будущее для неопределенного количества споров с неизвестными для государства лицами на момент принятия закона, что, безусловно, выступает дополнительной гарантией для инвестора.
 

Международно-правовые механизмы урегулирования инвестиционных споров.

 
К международным соглашениям, содержащим положения о правилах и процедурах урегулирования инвестиционных споров, в которых участвуют государства-участники СНГ, относятся уже упоминавшиеся:
Вашингтонская конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими лицами других государств 1965 года;
Договор к Энергетической Хартии 1994 года (далее — ДЭХ);
двусторонние соглашения о содействии и взаимной охране инвестиций.
Вашингтонская конвенция 1965 года является наиболее значимым источником международно-правового регулирования, устанавливающим порядок разрешения инвестиционных споров. Основной задачей этой Конвенции является перевод инвестиционных споров из публично-правовой в частноправовую плоскость. На основе Вашингтонской конвенции 1965 года был создан Международный центр по урегулированию инвестиционных споров. В МЦУИС могут быть переданы любые инвестиционные споры по правовым вопросам между государствами-участниками и инвесторами таких государств. Если спор не связан с инвестициями и касается фактических обстоятельств, возможность его рассмотрения в МЦУИСе предоставляют Правила дополнительной процедуры, принятые в 1978 году.
Важнейшими условиями передачи дела в МЦУИС по Вашингтонской конвенции 1965 года является национальность сторон и наличие письменного соглашения между ними о передаче спора в данный орган. Согласие государства может вытекать из его международно-правовых обязательств. Ссылка на МЦУИС есть приблизительно в половине ДИД.
МЦУИС осуществляет две основные процедуры урегулирования инвестиционных споров: примирение и арбитраж. Главное различие между ними заключается в результатах рассмотрения дела. Примирительная комиссия выясняет предмет спора между сторонами и добивается достижения соглашения между ними на взаимоприемлемых условиях. Арбитраж разрешает спор по существу и выносит обязательное решение, которое является окончательным. Арбитражное решение пересмотру не подлежит, но может дополняться и исправляться. Отмена решения возможна только в исключительных случаях, исчерпывающий перечень которых приводится в Конвенции.
В большинстве случаев споры поступают на рассмотрение в МЦУИС по искам к развивающимся странам. Чаще всего ответчиками выступают страны Центральной и Латинской Америки, но есть дела, в которых ответчиками являются государства-участники СНГ: Украина, Грузия, Республика Казахстан, Республика Узбекистан.
В рамках данного института было вынесено более 100 решений, однако роль Вашингтонской конвенции 1965 года и деятельности МЦУИС в урегулировании инвестиционных споров не может быть оценена количеством вынесенных решений. Особое значение этих международно-правовых механизмов состоит в том, что инвесторы имеют возможность заявить свои претензии государству-реципиенту и вступить с ним в диалог. Причем процесс урегулирования инвестиционного спора можно признать действительно успешным именно тогда, когда стороны идут на компромисс и спор заканчивается по согласию без вынесения решения. Значение соответствующих положений международных договоров состоит не в количественных показателях их использования, а в возможности использования.
Потребность в инвестициях для удовлетворения растущего глобального спроса на энергию привела к заключению специального договора об инвестициях в области энергетики. ДЭХ распространяется на различные вопросы сотрудничества в области энергетики, однако в основном он сосредоточен на инвестиционных вопросах и по содержанию близок к ДИД.
ДЭХ регулирует такие вопросы инвестиционной сферы, как защита инвестиций на основе распространения национального режима или режима наибольшего благоприятствования (в зависимости от того, какой из них является наиболее благоприятным), защита от основных некоммерческих рисков, а также разрешение инвестиционных споров и споров между государствами-участниками.
Инвестиционный спор сформулирован в ДЭХ довольно узко: спор в отношении инвестиций между стороной и инвестором другой стороны, который касается нарушения обязательств государства по части III «Поощрение и защита капиталовложений». Таким образом, инвестор может заявлять претензии в порядке, предусмотренном ДЭХ, по следующим вопросам:
обеспечение справедливого и равного режима, национального режима и режима наибольшего благоприятствования (с контролируемыми изъятиями и государственными субсидиями);
добросовестное рассмотрение государством вопросов въезда и пребывания персонала иностранного инвестора;
предоставление наибольшего благоприятствования при возмещении ущерба иностранному инвестору, который был ему причинен в результате войны, гражданских беспорядков и других аналогичных событий;
гарантии при экспроприации (условия ее осуществления, характер компенсации);
гарантия перевода платежей, связанных с иностранными инвестициями. 
В ДЭХ, как и в ДИД, подробно регламентированы этапы, процедуры и сроки разрешения споров.
После вступления в силу ДЭХ 16 апреля 1998 года 18 инвестиционных споров было передано на урегулирование по правилам этого договора. В настоящий момент 14 исков находятся, на рассмотрении, 2 спора были урегулированы по соглашению сторон, по 2 делам были вынесены арбитражные решения. Примечательно, что уже есть практика заявления претензий к государствам-участникам СНГ, в частности к Кыргызской Республике, Российской Федерации, Грузии, Украине.
Многие международные договоры по вопросам иностранных инвестиций (Сеульская конвенция, соглашения, заключенные в рамках ВТО, ДИД, ДЭХ и др.) регламентируют порядок разрешения споров между государствами.
Однако практика урегулирования межгосударственных споров по вопросам инвестиций получила значительное развитие только в рамках ВТО. Правила разрешения споров между странами-членами ВТО по соглашениям, относящимся к ведению этой организации, закреплены во Взаимопонимании о правилах и процедурах урегулирования споров (далее Взаимопонимание). Данное соглашение обязательно согласно Соглашению об учреждении ВТО 1994 года (Уставу ВТО) для всех стран-членов.
В настоящее время членами ВТО являются 151 государство, в том числе Республика Армения, Грузия, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Украина. Статус наблюдателя при ВТО получили Республика Узбекистан, Азербайджанская Республика, Республика Беларусь, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Республика Казахстан. Данные страны ведут активный переговорный процесс о вступлении в ВТО.
По правилам разрешения споров ВТО, содержащимся во Взаимопонимании, страны-члены могут заявлять претензии о ненадлежащем выполнении соглашений, находящихся в ведении этой организации. Наиболее тесно с вопросами инвестиций связаны Соглашение об инвестиционных мерах, имеющих отношение к торговле (ТРИМС) и Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС). Косвенным образом вопросы инвестиций затрагиваются также в обязательствах стран-членов ВТО по Соглашению о субсидиях и компенсационных мерах и в Соглашении о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС).
Взаимопонимание детально регулирует стадии и сроки разрешения споров, содержит перечень мер, которые могут побудить сторону, против которой вынесено решение, к его исполнению. В частности, применительно к данной стороне другая сторона спора может приостановить выполнение своих обязательств не только по соглашению, явившемуся предметом рассмотрения спора, но также по другим международным договорам, заключенным в рамках  ВТО.
Деятельность ВТО по урегулированию межгосударственных споров по вопросам инвестиций свидетельствует о современной тенденции в развитии международного инвестиционного права. Заключение Вашингтонской конвенции 1965 года и создание МЦУИС, развитие системы ДИД, предусматривающих правила разрешения инвестиционных споров, ознаменовало в середине XX века признание в мировом масштабе нежелательности возникновения межгосударственных споров по вопросам иностранных инвестиций. Вашингтонская конвенция 1965 года (статья 27), многие ДИД подкрепляют перевод межгосударственных споров в частноправовую плоскость положением о том, что государство-участник должно воздерживаться от дипломатической защиты и от предъявления международных исков в отношении споров, которые стороны согласились передать или передали на урегулирование по правилам разрешения инвестиционных споров (исключение составляют случаи, когда вынесенное решение не исполняется).
Возможность урегулирования споров между государствами-членами в рамках ВТО по вопросам инвестиций представляет особый интерес, поскольку позволяет преодолеть существенный недостаток процесса урегулирования инвестиционных споров. Защита определенным иностранным инвестором своих прав не влечет непосредственно изменения инвестиционной политики государства, в то время как разрешение межгосударственного спора содействует корректировке национальной инвестиционной политики в соответствии с его международно-правовыми обязательствами.
Несовершенство правового регулирования режима инвестиций как на международном, так и на национальном уровнях приводит к возникновению значительного числа инвестиционных споров на пространстве СНГ.
В связи с этим следует признать, что ресурсы Экономического
Суда СНГ в процессе гармонизации правового регулирования иностранных инвестиций и усовершенствования порядка разрешения инвестиционных споров используются недостаточно, между тем в мировой практике международным судебным органам принадлежит ключевая роль в защите прав собственников, в конкретизации международно-правовых норм о защите права собственности, в выработке стандартов защиты права собственности иностранных лиц и, в первую очередь, иностранных инвестиций. В практике Экономического Суда СНГ имеется лишь незначительное количество судебных актов по вопросам иностранных инвестиций, например, решение № С-1/12-96/С-1/18-96 от 21 января 1997 года о толковании Соглашения о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 года, Соглашения о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 года. Вместе с тем очевидно, что сокращению количества инвестиционных споров (инвестор — государство) способствует разрешение межгосударственных споров, вытекающих из обязательств, которые государства принимают на себя в соответствии с нормами международных договоров в инвестиционной сфере. Обеспечение единообразного применения таких соглашений и является основной целью деятельности единственного судебного органа на пространстве Содружества — Экономического Суда СНГ.
К сожалению, до настоящего момента подавляющее число дел, рассмотренных и находящихся в производстве Экономического Суда СНГ, представляют собой дела о толковании норм международных договоров и актов органов Содружества.
Учредительные документы Экономического Суда СНГ не содержат ограничений по кругу вопросов, подпадающих под компетенцию Суда в части толкования. С запросами о толковании норм международных договоров и актов органов СНГ, в том числе по экономическим вопросам, могут обращаться высшие органы власти и управления, высшие судебные органы в сфере экономического правосудия всех 12 государств-участников СНГ, а также органы Содружества.
Согласно пункту 3 Положения об Экономическом Суде СНГ любое из государств-участников Соглашения о статусе Экономического Суда СНГ может передать на его рассмотрение спор с иным государством-участником по любым экономическим, в том числе инвестиционным, вопросам, предусмотренным международными договорами, актами органов СНГ.
Государства, не являющиеся участниками Содружества, могут обращаться в Экономический Суд СНГ за разрешением межгосударственных инвестиционных споров, связанных с применением или толкованием международных договоров и актов органов СНГ, в том числе по вопросу о соответствии нормативных правовых и других актов государств-участников СНГ, принятых по экономическим вопросам, их обязательствам в рамках СНГ, по совместному заявлению, либо в случае наличия в международном договоре норм, которые вызывают спор, юрисдикционной оговорки о передаче спора на рассмотрение Экономического Суда СНГ.
В рамках выполнения Экономическим Судом СНГ функций Суда ЕврАзЭС Экономический Суд СНГ обладает полномочиями по рассмотрению межгосударственных споров экономического характера, возникающих при применении Договора об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 года, вступивших в законную силу международных договоров в рамках ЕврАзЭС и принятых органами ЕврАзЭС решений.
В настоящее время идет активная работа по реформированию Экономического Суда СНГ, одним из основных направлений реформирования которого является расширение его предметной и субъектной юрисдикции. Очевидно, что Экономический Суд СНГ как орган по толкованию и применению экономических соглашений должен обладать компетенцией по разрешению конкретных международных инвестиционных споров между субъектами инвестиционных отношений в Содружестве, по аналогии с Центром по разрешению инвестиционных споров при Международном Банке Реконструкции и Развития на основе Вашингтонской конвенции 1965 года.
К такому выводу пришли участники заседания экспертной группы по рассмотрению предложений к проекту Протокола о внесении изменений и дополнений в Соглашение о статусе Экономического Суда СНГ, состоявшегося 17 —   18 июля 2007 года. После принятия данного международного договора целесообразно включение условия о юрисдикции Экономического Суда СНГ в двусторонние договоры о поощрении и взаимной защите инвестиций между государствами-участниками СНГ.
В разработанных Экономическим Судом СНГ проектах Протокола о внесении дополнений и изменений в Соглашение о статусе Экономического Суда СНГ предлагается предоставить физическим и юридическим лицам право обращаться в Экономический Суд СНГ с заявлениями о нарушении их прав в связи с неисполнением государством его местонахождения обязательств, вытекающих из международных договоров в рамках СНГ, актов органов Содружества, а также наделить высшие судебные органы государств-участников правом обращения в Экономический Суд СНГ в преюдициальном порядке с запросами о применении и толковании норм международных договоров и актов органов СНГ, если решение Экономического Суда СНГ будет необходимо для вынесения национальным судом решения по делу.
Представляется, что в случае принятия указанных поправок Экономический Суд СНГ сможет активно способствовать сокращению числа и разрешению возникающих инвестиционных споров частноправового характера.
В целях укрепления сотрудничества государств-участников Содружества в инвестиционной сфере, привлечения иностранных инвестиций, улучшения инвестиционного климата в государствах, эффективной защиты прав иностранных инвесторов Экономический Суд СНГ выступил с инициативой создания Международного центра по урегулированию споров при Экономическом Суде СНГ. Компетенцию Международного центра составляет урегулирование частноправовых, в том числе инвестиционных, споров посредством применения примирительной процедуры либо арбитражного разбирательства. Как уже отмечалось, перевод инвестиционных споров в частноправовую плоскость является прогрессивной мировой тенденцией по причине конфиденциальности процедуры, упрощения формальностей, сокращения сроков рассмотрения споров и финансовых затрат сторон.
Местом нахождения Международного центра по урегулированию споров при Экономическом Суде СНГ является г.Санкт-Петербург. Соучредителями Международного центра выступили Экономический
Суд СНГ, Межпарламентская Ассамблея СНГ и Международный Союз юристов. Являясь юридическим лицом по праву Российской Федерации, Международный центр имеет право открывать структурные подразделения (филиалы и представительства), не являющиеся юридическими лицами, во всех государствах СНГ (такое право предоставляют юридическому лицу гражданские кодексы всех государств-участников СНГ).
Востребованность услуг Международного центра определяется доступностью такого судопроизводства, в частности, относительно небольшими финансовыми затратами сторон, желающих урегулировать спор в рамках Международного центра, по сравнению с арбитражными расходами наиболее авторитетных иностранных международных арбитражей, которые  составляют десятки и сотни тысяч евро. Расходы сторон в Арбитражном суде при Международной торговой палате достигают 130 000 долларов США (при цене иска 1 000 000 долларов США и рассмотрении спора 3 арбитрами). Стандартный тариф оплаты работы арбитра Международного центра по урегулированию инвестиционных споров, созданного Вашингтонской конвенцией 1965 года, составляет 3 000 долларов США в день.
Дополнительными преимуществами механизмов Международного центра по урегулированию споров при Экономическом Суде Содружества как независимого третейского органа на пространстве СНГ является возможность внедрения современных технологий, в частности механизма интерактивного урегулирования споров. Данный механизм, уже получивший развитие в западных государствах, практически не используется в государствах-участниках СНГ, в то время как его преимущества очевидны: максимальная быстрота разрешения спора, минимальные финансовые затраты, на что обращалось внимание в Докладе ООН об электронной торговле и развитии. Весьма эффективно применение кибер-арбитража в правоотношениях, вытекающих из электронной коммерции, поскольку позволяет учитывать особенности электронных трансграничных операций.
Очевидна целесообразность закрепления возможности обращения к механизмам Международного центра по урегулированию споров посредством включения в  международные договоры соответствующей юрисдикционной оговорки. Такая оговорка может иметь место в различных видах договоров, в первую очередь, в международных договорах между государствами-участниками СНГ и странами-членами ЕврАзЭС о поощрении и взаимной защите инвестиций и порядке разрешении инвестиционных споров.
Помимо этого, ссылка на компетенцию Международного центра может иметь место в межправительственных соглашениях, во исполнение которых совершаются сделки между частными лицами, например, в межправительственных договорах о поставке товаров. Проблемы, возникающие в данном случае, рассматривались в Решениях Экономического Суда СНГ от 14 декабря 1994 года № 03/94 и от 3 октября 1996 года
№ С-1/15-96.
Компетенция Международного центра может быть закреплена и межправительственным соглашением о создании частными лицами государств-участников СНГ транснациональной финансово-промышленной группы.
3 —   4 апреля 2008 года Советом МПА СНГ одобрено создание Международного центра по урегулированию споров при Экономическом Суде СНГ и состоялось подписание его учредительных документов.
Рекомендательные списки арбитров и посредников Международного центра будут формироваться на основе предложенных высшими национальными судебными органами в сфере экономического правосудия кандидатур — наиболее авторитетных высококвалифицированных специалистов в области международного частного права, экономических и финансовых отношений, таможенного дела и т. д., имеющих незапятнанную репутацию и согласованных на официальном уровне. Такие отличительные особенности Международного центра дают основание предполагать, что Международный центр будет иметь большое доверие со стороны хозяйствующих субъектов государств СНГ, а его деятельность благотворно отразится на развитии сотрудничества в инвестиционной сфере и эффективности правовой защиты инвестора. Содружество Независимых Государств обладает высоким интеллектуальным потенциалом, квалифицированными юридическими кадрами, достаточным уровнем материально-технического обеспечения и инновационного развития для эффективного урегулирования внешнеэкономических споров с использованием собственных ресурсов. Международный центр по урегулированию споров при Экономическом
Суде СНГ вполне может стать достойной альтернативой международным механизмам разрешения частноправовых споров, порождаемых существенным количеством проблем, связанных с пробелами и недостатками правовой регламентации иностранных инвестиций в государствах-участниках Содружества.
 
Бабкина Е. В.  главный советник Экономического Суда СНГ, кандидат юридических наук, доцент
Леанович С. Б.  доцент кафедры международного частного и Европейского права Белорусского государственного университета, кандидат юридических наук
Retro jordans for sale, Cheap foamposites, jordan retro 5, cheap jordans for sale, foamposites For Sale, jordan retro 12, jordan retro 11, Cheap jordans for sale, jordans for cheap, jordan retro 11 legend blue, retro 12 jordans, cheap soccer jerseys, Canada Goose sale, cheap jordans, cheap jordan 12