Аннотации судебных актов Экономического Суда СНГ за 2014 год

Консультативное заключение Экономического Суда СНГ от 14 апреля 2014 года № 01-1/3-13

Консультативное заключение Экономического Суда СНГ от 26 апреля 2014 года № 01-1/4-13

Консультативное заключение Экономического Суда СНГот 27 мая 2014 года № 01-1/5-13

Решение Экономического Суда СНГ от 23 сентября 2014 года № 01-1/1-14


Консультативное заключение Экономического Суда СНГ от 14 апреля 2014 года № 01-1/3-13

Совет председателей высших арбитражных, хозяйственных, экономических и других судов, разрешающих дела по спорам в сфере экономики обратился в Экономический Суд СНГ с запросом о толковании части второй статьи 5 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 года по вопросу: включает ли взаимное оказание правовой помощи выполнение такого процессуального действия, как принятие обеспечительных мер по поручению иностранного суда.

Основанием для запроса послужило неоднозначное понимание и отсутствие единообразия в применении положений части второй статьи 5 Соглашения от 20 марта 1992 года, согласно которой «взаимное оказание правовой помощи включает вручение и пересылку документов и выполнение процессуальных действий, в частности проведение экспертизы, заслушивание Сторон, свидетелей, экспертов и других лиц».

Различные подходы возникали в применении указанной нормы относительно возможности осуществления в рамках оказания правовой помощи такого процессуального действия, как принятие мер по обеспечению иска.

Проанализировав часть вторую статьи 5 Соглашения от 20 марта 1992 года, национальное законодательство государств − участников Соглашения, информацию о практике реализации международных договоренностей в области оказания взаимной правовой помощи в рамках Содружества, иные международные договоры о правовой помощи, заключенные в рамках СНГ, а также учитывая положения части четвертой статьи 5 Соглашения, Экономический Суд СНГ пришел к следующим выводам.

Перечень процессуальных действий в рамках взаимного оказания правовой помощи, изложенный в части второй статьи 5 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 года, не предусматривает такого процессуального действия, как принятие обеспечительных мер.

Норма части второй статьи 5 указанного Соглашения имеет открытый характер.

Компетентный суд запрашивающего государства — участника Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 года самостоятельно определяет вид процессуального действия для его выполнения в порядке взаимного оказания правовой помощи. В каждом конкретном случае вопрос о приеме (отказе) и порядке исполнения поручения об оказании правовой помощи рассматривается компетентным судом запрашиваемого государства — участника Соглашения в соответствии с законодательством данного государства.

В целях установления единообразной практики в вопросах применения обеспечительных мер в рамках взаимного оказания правовой помощи на пространстве Содружества Независимых Государств представляется целесообразной выработка на многостороннем (двустороннем) уровне единого механизма в вопросах принятия к исполнению либо отказа в принятии к исполнению поручений, касающихся обеспечительных мер.


Консультативное заключение Экономического Суда СНГ от 26 апреля 2014 года № 01-1/4-13

Совет председателей высших арбитражных, хозяйственных, экономических и других судов, разрешающих дела по спорам в сфере экономики, обратился в Экономический Суд Содружества Независимых Государств с запросом о толковании пункта г) статьи 9 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 года.

Основанием для запроса послужили результаты обобщения материалов о практике применения национальными судами положений Соглашения от 20 марта 1992 года. Как указывает заявитель, суды отказывают в приведении в исполнение иностранных судебных решений, руководствуясь пунктом г) статьи 9 Соглашения. Имеют место случаи отказа в приведении в исполнение решений на территории одного государства-участника, которые вынесены по существу спора судом другого государства-участника до получения результатов исполнения собственных поручений об извещении стороны спора. Учитывая, что порядок извещения сторон о процессе в Соглашении не конкретизирован, в целях единообразного применения пункта г) статьи 9 Соглашения заявитель просит Экономический Суд СНГ дать толкование положения данного пункта и разъяснить, что следует понимать под надлежащим извещением стороны о процессе.

Проанализировав нормы Соглашения от 20 марта 1992 года, законодательство и судебную практику государств-участников по вопросам признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений, международные договоренности в рамках СНГ применительно к запросу, изучив имеющиеся в деле материалы, Экономический Суд СНГ пришел к следующим выводам:

1) для целей применения пункта г) статьи 9 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 года извещение стороны о судебном процессе должно обеспечивать реальную возможность участвовать в судебном разбирательстве и защищать свои права. Порядок и сроки направления извещения должны быть такими, чтобы извещаемая сторона имела достаточно времени для подготовки к судебному разбирательству и для явки в суд;

2) извещение стороны о процессе в государствах — участниках Соглашения допускается как в порядке направления судебных поручений об оказании международной правовой помощи, так и в ином предусмотренном национальным законодательством порядке, обеспечивающем соблюдение критериев, изложенных в пункте 1 настоящего консультативного заключения;

3) надлежащее извещение стороны о судебном процессе следует понимать с учетом положений пунктов 1 и 2 настоящего консультативного заключения;

4) в целях установления единообразной практики извещения стороны о судебном процессе представляется целесообразной выработка на многостороннем (двустороннем) уровне единого порядка извещения.


Консультативное заключение Экономического Суда СНГ от 27 мая 2014 года № 01-1/5-13

Исполнительный комитет Содружества Независимых Государств обратился в Экономический Суд Содружества Независимых Государств с запросом о толковании статьи 1 Соглашения о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств − участников Содружества Независимых Государств от 15 мая 1992 года.

Основанием для запроса послужило обращение бывшего военнослужащего внутренних войск Министерства внутренних дел Республики Казахстан, из которого следует, что компетентные органы государства по месту постоянного жительства отказали ему в просьбе о первичном назначении пенсии за выслугу лет, ссылаясь на то, что такая пенсия должна назначаться в государстве по месту увольнения военнослужащего со службы и лицо, прибывшее на постоянное место жительства из другого государства-участника Соглашения, которому при увольнении не была назначена пенсия, оснований для назначения ему пенсии за выслугу лет не имеет.

Исполнительный комитет СНГ просит разъяснить: имеют ли военнослужащие государств − участников Соглашения, уволенные с военной службы и прибывшие на постоянное место жительства в другое государство − участник Соглашения, право на первичное назначение пенсии за выслугу лет в соответствии с законодательством государства нового места жительства, если по законодательству государства − места прохождения службы они не приобрели права на назначение пенсии за выслугу лет.

Согласно статьей 1 Соглашения от 15 мая 1992 года пенсионное обеспечение и обязательное государственное страхование военнослужащих Вооруженных Сил государств − участников Содружества и других воинских формирований, созданных законодательными органами этих государств…, осуществляются на условиях, по нормам и в порядке, которые установлены или будут установлены законодательством государств-участников, на территории которых проживают указанные военнослужащие.

Проанализировав нормы Соглашения от 15 мая 1992 года, иных международно-правовых актов Содружества в области пенсионного обеспечения, национальное законодательство, а также правоприменительную практику государств — участников, исследовав иные имеющиеся в деле материалы, Экономический Суд пришел к следующему выводу.

Военнослужащие государств − участников Соглашения о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств − участников Содружества Независимых Государств от 15 мая 1992 года, уволенные с военной службы и прибывшие на постоянное место жительства в другое государство — участник данного Соглашения, имеют право на назначение пенсии за выслугу лет на условиях, по нормам и в порядке, предусмотренным законодательством государства постоянного места жительства, независимо от наличия либо отсутствия у них права на пенсию за выслугу лет по законодательству государства места прохождения военной службы.


Решение Экономического Суда СНГ от 23 сентября 2014 года № 01-1/1-14


Кыргызская Республика в лице Правительства Кыргызской Республики обратилась в Экономический Суд Содружества Независимых Государств с запросом о толковании статьи 11 Конвенции о защите прав инвестора от 28 марта 1997 года (далее — Конвенция).

Основанием для запроса послужило то, что Арбитражем при Московской торгово-промышленной палате (далее − Арбитраж при МТПП) были приняты и рассмотрены иски ряда инвесторов к Кыргызской Республике о возмещении ущерба. В качестве основания для обращения вышеуказанных истцов в Арбитраж при МТПП и принятия иска к рассмотрению Арбитражем при МТПП были применены нормы статьи 11 Конвенции. При этом Арбитраж при МТПП не был обозначен в качестве органа по рассмотрению споров по осуществлению инвестиций в рамках Конвенции в национальном законодательстве государства − участника спора, в международном договоре, стороной которого является государство − участник спора, и/или отдельном соглашении между инвестором и государством − участником спора.

Проанализировав нормы Конвенции, международную договорную практику и положения процессуального законодательства, которые составляют правовую основу для регулирования отношений государств − участников Конвенции в вопросах порядка разрешения споров по осуществлению инвестиций, изучив имеющиеся в деле материалы, Экономический Суд СНГ решил дать по запросу Кыргызской Республики в лице Правительства Кыргызской Республики следующее толкование статьи 11 Конвенции о защите прав инвестора от 28 марта 1997 года.

1. Положения статьи 11 Конвенции о защите прав инвестора от 28 марта 1997 года носят общий характер, ограничиваясь лишь установлением возможных типов институтов, которые могут рассматривать споры по осуществлению инвестиций в рамках данной Конвенции.

2. Рассмотрение споров по осуществлению инвестиций в рамках Конвенции о защите прав инвестора от 28 марта 1997 года в международных судах возможно в случаях, когда такие споры подпадают под предметную и субъектную юрисдикции международного суда, определяемые в соответствии
с его учредительными документами и иными международными правовыми актами, закрепляющими возможность рассмотрения споров в международном суде.

Указание в статье 11 Конвенции на возможность рассмотрения споров по осуществлению инвестиций в международных судах не является достаточным основанием для обращения инвесторов в любой международный суд.

3. Cпоры по осуществлению инвестиций в рамках Конвенции о защите прав инвестора от 28 марта 1997 года в соответствии с положениями статьи 11 данной Конвенции могут являться предметом разбирательства в конкретном международном арбитражном суде, если компетенция такого суда (институционального арбитража или арбитража ad hoc) оговорена в национальном законодательстве государства − участника спора, международном договоре, стороной которого является государство − участник спора, и/или в отдельном соглашении между инвестором и государством − участником спора.

4. Положения статьи 11 Конвенции о защите прав инвестора от 28 марта 1997 года о том, что споры по осуществлению инвестиций рассматриваются международными арбитражными судами, устанавливают исключительно принципиальную возможность их рассмотрения посредством международного арбитража при условии заключения арбитражных соглашений в установленном порядке.

Положения статьи 11 данной Конвенции не могут рассматриваться в качестве арбитражного соглашения о рассмотрении спора по осуществлению инвестиций.



Retro jordans for sale, Cheap foamposites, jordan retro 5, cheap jordans for sale, foamposites For Sale, jordan retro 12, jordan retro 11, Cheap jordans for sale, jordans for cheap, jordan retro 11 legend blue, retro 12 jordans, cheap soccer jerseys, Canada Goose sale, cheap jordans, cheap jordan 12