Обзор судебной практики по делам о толковании учредительных документов Содружества

Актуальность обращения к судебной практике Экономического
Суда СНГ по делам о толковании учредительных документов Содружества определяется особым статусом этих документов.

В Концепции дальнейшего развития Содружества Независимых Государств, одобренной Решением Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 5 октября 2007 года, государства — участники Содружества подтвердили приверженность принципам, зафиксированным в Соглашении о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года, Протоколе к Соглашению о создании Содружества Независимых Государств от 21 декабря 1991 года, Алма-Атинской декларации от 21 декабря 1991 года и Уставе Содружества Независимых Государств от 22 января 1993 года, которые сохраняют свое значение и в современных условиях.

Целью данного обзора является информирование государств-участников и органов Содружества о проблемах правоприменения и выводах, содержащихся в решениях и консультативных заключениях Экономического Суда СНГ по делам о толковании учредительных документов Содружества, для обеспечения единообразного применения данных актов.

При рассмотрении дел указанной категории Судом даны ответы на вопросы, касающиеся правового положения Содружества Независимых Государств как регионального межгосударственного объединения, а также форм участия государств в деятельности СНГ, и определены, в частности:

  • понятия «государство − учредитель СНГ», «государство − участник СНГ», «государство − член СНГ», «государство − ассоциированный член СНГ»;
  • понятие «учредительные документы СНГ»;
  • правовой статус и международная правосубъектность СНГ.

Следует заметить, что Экономический Суд СНГ начал свою процессуальную деятельность с толкования учредительных документов Содружества.

11 февраля 1994 года в Экономический Суд СНГ обратился Исполнительный Секретариат Содружества Независимых Государств с просьбой дать официальное судебное толкование положений, содержащихся в Соглашении о создании Содружества от 8 декабря 1991 года, в Протоколе от 21 декабря 1991 года к этому Соглашению и в Уставе СНГ, относительно того, какие государства являются участниками СНГ и с какого времени (дело № 01/94).

Заявитель сослался при этом на Государственный таможенный комитет Российской Федерации, связывавший решение данного вопроса с налогообложением товаров, проходящих через границы Российской Федерации. Вопрос о том, какие государства являются участниками СНГ, неоднозначно трактуется в текстах Соглашения о создании Содружества от 8 декабря 1991 года (с учетом Протокола от 21 декабря 1991 года к этому Соглашению) и Устава СНГ.

Суд в решении № 01/94 от 31 марта 1994 года установил, что участниками Содружества Независимых Государств являются государства, образовавшие Содружество Независимых Государств (Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан, Украина), с момента ратификации подписанных ими Соглашения от 8 декабря 1991 года о создании Содружества Независимых Государств и Протокола к нему от 21 декабря 1991 года.

Для приобретения правового положения «участник Содружества», по мнению Суда, необходимо соблюсти определенные правовые процедуры в соответствии с конституционными нормами государств, подписавших Соглашение от 8 декабря 1991 года о создании Содружества Независимых Государств и Протокол к нему от 21 декабря 1991 года.

Кроме того, Суд определил, что государствами − участниками Содружества стали Азербайджанская Республика и Республика Грузия, которые вступили в Содружество Независимых Государств 24 сентября 1993 года и 3 декабря 1993 года на основании решений глав государств − участников Содружества Независимых Государств.

На основании изложенного, с учетом данных, полученных от государств − участников Соглашения о создании Содружества Независимых государств, а также от страны − депозитария данного Соглашения, участниками Содружества Независимых Государств, по мнению Экономического
Суда СНГ, следует считать:

  • Азербайджанскую Республику с 24 сентября 1993 года,
  • Республику Армения с 18 февраля 1992 года,
  • Республику Беларусь с 10 декабря 1991 года,
  • Республику Грузия с 3 декабря 1993 года,
  • Республику Казахстан с 23 декабря 1991 года,
  • Кыргызскую Республику с 6 марта 1992 года,
  • Российскую Федерацию с 12 декабря 1991 года,
  • Республику Таджикистан с 25 декабря 1991 года,
  • Туркменистан с 26 декабря 1991 года,
  • Республику Узбекистан с 4 января 1992 года,
  • Украину с 10 декабря 1991 года.

1 марта 1994 года Координационно-консультативный Комитет Содружества Независимых Государств принял решение об обращении к Экономическому Суду Содружества по вопросу о членстве в Содружестве Независимых Государств (дело № 02/94).

В указанном решении содержалась просьба дать правовое толкование положений учредительных документов Содружества и положений Договора о создании Экономического союза относительно членства в Содружестве после вступления в силу Устава Содружества Независимых Государств и представить соответствующее заключение в Исполнительный Секретариат Содружества для последующего рассмотрения вопросов, вытекающих из него, на очередном заседании Совета министров иностранных дел государств − членов Содружества Независимых Государств и на заседании Координационно-консультативного Комитета Содружества.

Суд в решении № 02/94 от 31 марта 1994 года отметил, что 22 января 1993 года Решением Совета глав государств, подписанным Республикой Армения, Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Республикой Узбекистан, принят Устав Содружества Независимых Государств.

В соответствии с частью первой статьи 7 Устава государствами − членами Содружества являются те государства-учредители, которые принимают на себя обязательства по настоящему Уставу в течение одного года после его принятия Советом глав государств, то есть до 22 января 1994 года.

Толкуя данную норму, Суд определил, что из смысла Соглашения от 8 декабря 1991 года о создании Содружества Независимых Государств, а также Протокола к нему от 21 декабря 1991 года вытекает, что все подписавшие данные документы государства (Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан, Украина) являются учредителями Содружества Независимых Государств с момента ратификации каждым из названных государств Соглашения от 8 декабря 1991 года.

Несмотря на то, что часть первая статьи 7 Устава Содружества под понятие «государства − учредители Содружества Независимых Государств» относит государства, подписавшие и ратифицировавшие Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года и Протокол к этому Соглашению от 21 декабря 1991 года к моменту принятия Устава, это условие, то есть ратификация Протокола от 21 декабря 1991 года, не меняет правового положения тех девяти государств, которые подписали Протокол от 21 декабря 1991 года и ратифицировали только Соглашение от 8 декабря 1991 года о создании Содружества. Данный вывод Суда основан на том, что Соглашение от 8 декабря 1991 года и Протокол к нему от 21 декабря 1991 года являются первичными по отношению к Уставу Содружества Независимых Государств, так как они являются учредительными документами Содружества, на базе которых принят Устав.

По данным, полученным Судом от государств − участников Содружества Независимых Государств и от страны-депозитария на момент вынесения решения, ратифицировали учредительные документы Содружества:

  • Республика Армения 26 декабря 1991 года,
  • Республика Беларусь 10 декабря 1991 года,
  • Республика Казахстан 23 декабря 1991 года,
  • Кыргызская Республика 6 марта 1992 года,
  • Российская Федерация 12 декабря 1991 года,
  • Республика Таджикистан 25 декабря 1991 года,
  • Туркменистан 26 декабря 1991 года,
  • Республика Узбекистан 4 января 1992 года,
  • Украина 10 декабря 1991 года;

Устав Содружества Независимых Государств:

  • Республика Армения 9 ноября 1993 года,
  • Республика Беларусь 18 января 1994 года,
  • Республика Казахстан 31 марта 1993 года,
  • Кыргызская Республика 18 декабря 1993 года,
  • Российская Федерация 15 апреля 1993 года,
  • Республика Таджикистан 26 июня 1993 года,
  • Республика Узбекистан 6 мая 1993 года.

Следовательно, по мнению Суда, вышеперечисленные государства, являясь государствами − учредителями Содружества, приняв на себя обязательства по Уставу, приобрели статус государства − члена Содружества Независимых Государств.

Азербайджанская Республика и Республика Грузия подписали Протокол от 21 декабря 1991 года к Соглашению о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года. Приняв на себя обязательства по Уставу и присоединившись к нему, в соответствии с частью третьей статьи 7 Устава стали с согласия всех государств − членов Содружества членами Содружества Независимых Государств. Вступление этих государств в Содружество оформлено решениями глав государств соответственно 24 сентября и 3 декабря 1993 года.

Применительно к Республике Молдова, не ратифицировавшей к моменту вынесения решения Суда подписанные ею учредительные документы об образовании Содружества Независимых Государств, Экономическим Судом СНГ было обращено внимание на сохраняющуюся у данного государства до 22 апреля 1994 года, с учетом Решения Совета глав государств 24 декабря 1993 года о предоставлении Республике Молдова соответствующей отсрочки, возможность для выполнения условий частей первой и второй статьи 7 Устава и приобретения статуса государства-учредителя и государства − члена Содружества Независимых Государств.

Суд констатировал также, что Устав Содружества Независимых Государств предусматривает ассоциированное членство в Содружестве. В силу статьи 8 Устава на основании Решения Совета глав государств к Содружеству в качестве ассоциированного члена может присоединиться государство, желающее участвовать в отдельных видах его деятельности, на условиях, определенных Соглашением об ассоциированном членстве.

24 сентября 1993 года главы государств Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Молдова, Российской Федерации, Республики Таджикистан и Республики Узбекистан подписали Договор о создании Экономического союза, 24 декабря 1993 года глава государства Туркменистан также подписал вышеуказанный Договор.

В связи с Договором о создании Экономического союза Украина сделала заявление о своем намерении сотрудничать с Экономическим сообществом в качестве ассоциированного члена на основе отдельного соглашения в соответствии со статьей 30 Договора о создании Экономического союза.

С учетом изложенного и по содержанию рассмотрения запроса Суд решил считать членами Содружества Независимых Государств после вступления в силу Устава Содружества Независимых Государств:

  • Азербайджанскую Республику,
  • Республику Армения,
  • Республику Беларусь,
  • Республику Грузия,
  • Республику Казахстан,
  • Кыргызскую Республику,
  • Российскую Федерацию,
  • Республику Таджикистан,
  • Республику Узбекистан.

31 марта 1998 года Экономический Суд СНГ принял к производству дело № 01−1/2−98 по запросу Исполнительного Секретариата Содружества Независимых Государств в части того, является ли Содружество Независимых Государств субъектом международного права и какие полномочия такого субъекта могут быть распространены на Содружество Независимых Государств. Дополнительно заявитель просил дать толкование статьи 1 Устава Содружества Независимых Государств.

Исполнительный Секретариат СНГ в обоснование запроса о толковании нормы статьи 1 Устава СНГ сослался, в частности, на Решение Совета глав правительств о Положении об основных направлениях реализации Концепции охраны воздушного пространства государств − участников СНГ от 18 октября 1996 года, при подписании которого одним из государств была сделана оговорка следующего содержания: «Ввиду того, что СНГ не является субъектом международного права, из текста Положения необходимо исключить термин «внешняя граница».

Исследовав представленные в Экономический Суд материалы, изучив международно-правовые акты и проанализировав их с учетом доктрины международного права, Экономический Суд пришел к следующим выводам.

Часть первая статьи 1 Устава, по мнению Суда, подтверждает самостоятельный характер международной правосубъектности государств, входящих в Содружество Независимых Государств, и подчеркивает основополагающее значение принципа суверенного равенства государств для построения Содружества. Подтверждение международной правосубъектности государств − членов Содружества Независимых Государств не препятствует осуществлению международной правосубъектности межгосударственными образованиями с их участием. Международная правосубъектность межгосударственного образования и составляющих его государств призваны сосуществовать.

Часть вторая статьи 1 Устава вытекает из абзаца пятого преамбулы Соглашения о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года и определяет общую функцию Содружества в отношениях между государствами-членами, которая состоит в создании механизма сотрудничества государств-членов.

Часть третья статьи 1 Устава вытекает из абзаца первого Алма-Атинской декларации от 21 декабря 1991 года. Оба положения имеют констатирующий характер, так как Содружество не обладает вышеупомянутыми признаками государства и не рассматривается ни его учредителями, ни другими субъектами международного права в качестве государства.

Согласно доводам Суда, содержащееся в вышеуказанных положениях утверждение о том, что полномочия органов Содружества не являются наднациональными, не имеет нормативно-правовой определенности, так как понятие «наднациональность» не определено в международно-правовых актах. В то же время данная характеристика не является необходимой для субъекта международного права, характеризует лишь его полномочия и, соответственно, не является определяющей для субъекта международного права.

Таким образом, констатировал Суд, в вышеуказанных положениях не содержится прямое указание на наличие либо отсутствие международной правосубъектности у Содружества Независимых Государств. В этой связи признание Содружества в качестве субъекта международного права может основываться на комплексном анализе данного образования и его уставных документов.

По мнению Суда, из Соглашения о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года и Устава Содружества Независимых Государств, принятого Решением Совета глав государств СНГ от 22 января 1993 года, вытекает, что Содружество − межгосударственное образование с широкой сферой совместной деятельности и развитой организационной структурой. В соответствии с Уставом существует институт членства государств в Содружестве (раздел II) и разветвленная система органов (раздел VI).

Рассматривая в качестве субъекта международного права участника международных отношений, обладающего международными правами и обязанностями и осуществляющего их в рамках и на основе международного права, Суд установил, что Содружество необходимо считать субъектом международного права.

В качестве субъекта международного права Содружество Независимых Государств обладает следующими правами:

  • Содружество реализует право на участие в международных отношениях посредством установления отношений с государствами и международными организациями. На основании Решения Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 24 декабря 1993 года о некоторых мерах по обеспечению международного признания Содружества Независимых Государств и его уставных органов и резолюции Генеральной Ассамблеи ООН А/RES/48/237 от 30 марта 1994 года Содружество получило статус наблюдателя при Генеральной Ассамблее ООН;
  • Содружество осуществляет право заключать международные договоры с государствами и международными организациями. В связи с тем, что указание на договорную правоспособность Содружества отсутствует в уставных документах, она, по мнению Суда, осуществляется на основании специального решения государств-учредителей;
  • органы Содружества принимают решения от своего имени;
  • Содружество обладает правом применять санкции при нарушении международных обязательств. В соответствии со статьей 10 Устава Содружества Независимых Государств нарушения государством-членом Устава, систематическое невыполнение государством его обязательств по соглашениям, заключенным в рамках Содружества, либо решений органов Содружества рассматриваются Советом глав государств и могут привести к принятию мер в отношении нарушителя, допускаемых международным правом.

Экономический Суд СНГ констатировал в консультативном заключении, что международная правосубъектность Содружества составляет его неотъемлемое свойство, атрибут существования и не нуждается в дополнительном (официальном) признании в качестве таковой со стороны государств, в том числе государств-членов, или со стороны иных международных организаций. Содружество выступает как субъект международного права уже лишь потому, что оно реально существует и действует в международных отношениях.

22 марта 2007 года Экономический Суд СНГ вынес консультативное заключение по запросу Исполнительного комитета СНГ о толковании применения части первой статьи 8 Устава Содружества Независимых Государств от 22 января 1993 года по вопросу о том, при каких условиях и в каком порядке государства − участники Содружества могут приобрести статус ассоциированного члена СНГ (дело № 01−1/6−06).

Необходимость в толковании возникла в ходе разработки проекта Соглашения об ассоциированном членстве (государство) в Содружестве Независимых Государств в рамках реализации пункта 2 Решения Совета глав государств СНГ об Основных принципах участия нейтрального Туркменистана в Содружестве Независимых Государств от 26 августа 2005 года и обусловлена неоднозначным пониманием государствами − участниками СНГ положений части первой статьи 8 Устава Содружества Независимых Государств.

Данная норма предусматривает, что на основании решения Совета глав государств к Содружеству в качестве ассоциированного члена может присоединиться государство, желающее участвовать в отдельных видах его деятельности, на условиях, определяемых соглашением об ассоциированном членстве.

Исполнительный комитет Содружества Независимых Государств в обоснование запроса о толковании применения части первой статьи 8 Устава Содружества Независимых Государств сослался на ноту Представительства Туркменистана при уставных и других органах Содружества от 14 ноября 2006 года, в которой утверждалось, что положения статьи 8 Устава СНГ относятся к государствам, желающим присоединиться к СНГ и не должны применяться к Туркменистану как к государству-учредителю и государству − участнику Содружества.

Заявитель просил также разъяснить статус государства, являющегося ассоциированным членом международной организации.

К запросу в числе других документов приложен Протокол заседания экспертной группы по согласованию проекта Договора об ассоциированном членстве (государство) в Содружестве Независимых Государств от 5 − 6 декабря 2006 года, участники которого выразили мнение о необходимости выработки в дальнейшем четкого определения статуса и форм участия государств в СНГ (государство-учредитель, государство-член, государство-участник, государство − ассоциированный член).

Изучив практику деятельности международных организаций, Суд пришел к заключению, что единого подхода к содержанию статуса членов с ограниченными правами не существует. Их правовое положение регламентируется учредительными документами или иными актами международной организации и конкретизируется в специальных соглашениях, заключаемых между государством и организацией в лице ее уполномоченных должностных лиц, например, в соглашении об ассоциированном членстве.

Ассоциированным членом международной организации может стать государство, не являющееся ее членом (третье государство). Объем полномочий ассоциированных членов международной организации определяется самой организацией.

На основе анализа международной практики Суд сделал вывод о том, что ассоциированный член международной организации принимает участие только в отдельных сферах сотрудничества, закрепленных в учредительных и иных документах организации, соглашении об ассоциированном членстве. Участие ассоциированных членов в работе органов международной организации ограничено как по кругу органов − в зависимости от сфер сотрудничества, так и по форме: присутствие на заседаниях в качестве наблюдателя или с правом совещательного голоса, иногда − возможность принимать участие в голосовании в некоторых органах либо по отдельным вопросам.

При этом Суд отметил особый характер прав и обязанностей членов международной организации, предусмотренных заключенными в рамках организации международными договорами. С учетом общепризнанного принципа права международных договоров pacta sunt servanda («договоры должны соблюдаться») ассоциированный член, независимо от ограниченного характера его участия в деятельности международной организации, обладает полным объемом прав и обязанностей, вытекающих из международных договоров, участником которых он является.

Основываясь на данных положениях, Суд исходил из того, что формы участия государств в деятельности СНГ и их правовой статус регулируются учредительными документами Содружества: Соглашением о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года, Протоколом от 21 декабря 1991 года к Соглашению о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года, Алма-Атинской декларацией от 21 декабря 1991 года, Уставом Содружества Независимых Государств от 22 января 1993 года.

Анализ указанных документов и иных правовых актов, принятых в рамках Содружества, показывает, по мнению Суда, отсутствие единообразия в терминологии, используемой для обозначения формы участия государств в деятельности СНГ: «государство», «государство-учредитель», «государство-участник», «государство-член», «государство − ассоциированный член».

Отметив, что термин «государство − участник СНГ» в отличие от вышеупомянутых Соглашения от 8 декабря 1991 года и Протокола от 21 декабря 1991 года не используется в Уставе, Суд при определении содержания данного термина руководствовался решением от 31 марта 1994 года № 01/94.

Исходя из понимания терминов «государства − учредители Содружества» и «государства − члены СНГ», содержащегося соответственно в части первой и части второй статьи 7 Устава, Суд заключил, что государства − участники СНГ, являющиеся государствами − учредителями СНГ, не подписавшие Устав (Украина, Туркменистан), де-юре не могут рассматриваться в качестве государств − членов СНГ.

Анализ положений Устава позволил Суду сделать вывод о том, что в Уставе возможность участия государства в деятельности Содружества (возникновение у государства соответствующих прав и обязанностей) обусловлена наличием договорной связи с СНГ. Устав не содержит положений, допускающих участие в деятельности Содружества государств-учредителей и/или государств − участников СНГ, не являющихся при этом государствами − членами СНГ.

Из этого, по мнению Суда, следует, что в деятельности Содружества могут принимать участие лишь государства − члены СНГ на основании Устава и государства − ассоциированные члены СНГ на основании соглашения об ассоциированном членстве.

Вместе с тем, изучив в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года практику использования в актах Содружества терминов «государство-член» и «государство-участник», а именно: их взаимозаменяемость в тексте одного документа, употребление термина «государство − участник СНГ» для обозначения полноправного участия в деятельности Содружества, Суд пришел к заключению об использовании в документах Содружества указанных терминов как синонимов.

Анализ участия государств − участников СНГ, не подписавших Устав, в деятельности Содружества позволил Суду сделать вывод о принятии на себя этими государствами де-факто прав и обязанностей полноправного члена СНГ при наличии как молчаливого, так и явно выраженного согласия государств − членов СНГ (в частности, участие с правом голоса в заседаниях уставных и иных органов Содружества, вхождение в руководящий состав органов СНГ, включая председательство в Совете глав государств СНГ).

Обращая внимание на принцип функционирования СНГ, состоящий в том, что каждое государство − участник Содружества самостоятельно решает вопрос об участии в любом из органов СНГ (пункт 3 Решения Совета глав государств о совершенствовании и реформировании структуры органов Содружества от 2 апреля 1999 года), Суд пришел к выводу о том, что решение государства-члена не участвовать в одной или нескольких сферах сотрудничества, а также в том или ином органе Содружества не влияет на его правовой статус как государства − члена СНГ.

По мнению Суда, практика деятельности Содружества привела к отказу от принятия решений высшими органами СНГ консенсусом. Суд констатировал, что в настоящее время решения Совета глав государств, Совета глав правительств и Совета министров иностранных дел СНГ принимаются путем голосования, подписываются уполномоченными должностными лицами и согласно пункту 7 Решения Совета глав государств СНГ от 2 апреля 1999 года являются обязательными для участвующих в них государств. Для вступления в силу отдельных из них требуется осуществление государствами специальных внутригосударственных процедур. Указанное позволяет Экономическому Суду СНГ квалифицировать данные решения как своеобразную форму международных договоров.

Суд заключил, что решение принципиальных вопросов деятельности СНГ, в частности создание, реформирование и прекращение деятельности органов СНГ, участие в их деятельности регулируется нормами права международных договоров.

Изложенное позволило Суду сделать вывод о том, что в силу сложившегося международного обычая (устойчивая повторяющаяся практика СНГ на протяжении всего периода его деятельности и признание этой практики государствами обязательной для себя) государства − участники СНГ, являющиеся государствами − учредителями Содружества, но не подписавшие Устав, являются де-факто полноправными членами СНГ; на них распространяются те же нормы Устава, что и на государства, признавшие Устав обязательным для себя в установленном порядке. Термины «государство − участник СНГ» и «государство − член СНГ», используемые в документах Содружества, необходимо рассматривать в качестве синонимов.

В связи с отсутствием юридического оформления членства в Содружестве государства − участники СНГ, являющиеся государствами − учредителями СНГ, но не подписавшие Устав (де-факто государства − члены СНГ), формально приобретают статус ассоциированного
члена СНГ, по мнению Суда, в том же порядке, что и третьи государства
, а именно: по правилам, закрепленным частью первой статьи 8 Устава. На практике выражение государством − участником Содружества, не подписавшим Устав, намерения приобрести статус ассоциированного члена Содружества означает необходимость изменения его правового положения относительно участия в деятельности СНГ. Такие государства утрачивают статус государства − члена Содружества с момента вступления в силу Соглашения об ассоциированном членстве.

В 2010 году Исполнительный комитет СНГ обратился в Экономический Суд СНГ с ходатайством о разъяснении консультативного заключения Экономического Суда СНГ от 23 июня 1998 года № 01-1/2-98 о толковании Устава Содружества Независимых Государств от 22 января 1993 года по вопросу, может ли Содружество Независимых Государств быть одной из сторон в многостороннем соглашении, заключаемом в рамках Содружества Независимых Государств (дело № 01-1/1-10).

Разъясняя вышеназванное консультативное заключение, Суд в определении от 15 февраля 2010 года, прежде всего, отметил, что вывод о том, что Содружество вправе заключать международные договоры с государствами и международными организациями, напрямую вытекает из признания за рассматриваемым межгосударственным образованием качества субъекта международного права. Объем международной договорной правоспособности зависит от того, к какой разновидности относится конкретный субъект международного права. В отличие от государств, наделенных универсальной договорной правоспособностью, международные организации обладают специальной, ограниченной их функциональными потребностями.

Экономический Суд СНГ обратил внимание, что в Уставе СНГ, а также в других учредительных актах Содружества (Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года, Протокол от 21 декабря 1991 года к Соглашению о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года, Алма-Атинская декларация от 21 декабря 1991 года) нет указания на его организационно-правовую форму. При этом Содружество создано на договорной основе для достижения определенных целей (статья 2 Устава СНГ), располагает развитой организационной структурой (раздел VI Устава СНГ), обладает международной правосубъектностью, имеет постоянный характер деятельности.

Учитывая изложенное и выводы консультативного заключения от 23 июня 1998 года № 01-1/2-98, Суд констатировал, что Содружество Независимых Государств, являясь субъектом международного права, представляет собой межправительственную организацию, призванную обеспечить межгосударственное сотрудничество по самому широкому кругу вопросов.

Основываясь на данной характеристике СНГ, Суд применил общую норму о правовых основаниях договорной правоспособности межправительственных организаций, закрепленную в Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями от 21 марта 1986 года. Согласно статье 6 Конвенции 1986 года правоспособность международной организации заключать договоры регулируется правилами этой организации; при этом в соответствии с подпунктом «j» пункта 1 статьи 2 данной Конвенции «правила организации» означают «учредительные акты организации, принятые в соответствии с ними решения и резолюции, а также установившуюся практику организации».

При отсутствии в учредительном акте межправительственной организации указания на ее договорную правоспособность право на заключение договоров, по мнению Суда, может быть установлено посредством толкования учредительного документа организации, взятого в целом. В этом случае договорная правоспособность межправительственной организации может осуществляться на основании специального решения государств-членов либо компетентного органа данной организации.

При этом Суд учитывал, что правоспособность конкретной организации, определяемая на основе учредительного акта и дополняющих его документов, не должна превышать ее функциональных потребностей. Согласно положению преамбулы Конвенции 1986 года «международная организация обладает такой правоспособностью заключать договоры, которая необходима для выполнения ее функций и достижения ее целей».

Суд отметил также, что договорная правоспособность межправительственной организации, исходя из понятия «договор» согласно статье 2 Конвенции 1986 года, не ограничена количеством сторон, участвующих в переговорах, или количеством участников договора (двусторонние либо многосторонние).

Проанализировав правила СНГ, Суд установил, что Содружество является участником ряда международных соглашений, представляющих собой конкретные примеры реализации его договорной правоспособности на двустороннем уровне (Соглашение между Содружеством Независимых Государств и Республикой Беларусь об условиях пребывания Исполнительного Секретариата Содружества Независимых Государств на территории Республики Беларусь от 13 июня 1994 года, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Содружеством Независимых Государств об условиях пребывания на территории Российской Федерации Антитеррористического центра государств − участников Содружества Независимых Государств от 21 октября 2003 года (вместе с Протоколом от 9 июня 2005 года о внесении изменений в данное Соглашение)

Отсутствие многосторонних договоров, в которых наряду с государствами − участниками Содружества и/или другими межправительственными организациями стороной является также и Содружество Независимых Государств, не может, по мнению Суда, свидетельствовать о невозможности участия данного межгосударственного образования в таких соглашениях. Каких-либо универсальных (в том числе в Конвенции 1986 года) правовых норм, которые бы устанавливали запрет межправительственной организации быть стороной в многостороннем договоре с участием государств и/или международных организаций, не имеется. Нет подобных запретов и в действующих актах, принятых в рамках Содружества. Содружество не может быть стороной в многостороннем соглашении, заключаемом в рамках рассматриваемого межгосударственного образования, лишь в том случае, если правилами Содружества подобное прямо запрещено. Заключение соглашения в рамках Содружества также не является правовым препятствием для участия в нем Содружества в качестве стороны.

На основании изложенного Суд установил, что Содружество Независимых Государств может быть одной из сторон в многостороннем соглашении, заключаемом в рамках Содружества, когда участие в таком соглашении необходимо для выполнения функций Содружества и достижения его целей, а также определил механизм заключения Содружеством подобного договора.

При этом Суд исходил из того, что если правила организации не содержат указаний о компетентном органе, предпочтение отдается главному органу, поскольку ему принадлежат все высшие прерогативы, в том числе и правотворческие. Такой подход соответствует правилу, предусмотренному пунктом 1 Разграничения полномочий между Советом глав государств и Советом глав правительств Содружества Независимых Государств, утвержденного Решением Совета глав государств СНГ от 2 апреля 1999 года, согласно которому Совет глав государств как высший орган Содружества обсуждает и решает любые принципиальные вопросы Содружества.

С учетом данного положения Суд констатировал, что договорная правоспособность Содружества Независимых Государств осуществляется на основании решения государств − участников Содружества.

Retro jordans for sale, Cheap foamposites, jordan retro 5, cheap jordans for sale, foamposites For Sale, jordan retro 12, jordan retro 11, Cheap jordans for sale, jordans for cheap, jordan retro 11 legend blue, retro 12 jordans, cheap soccer jerseys, Canada Goose sale, cheap jordans, cheap jordan 12