Аннотации судебных актов Экономического Суда СНГ за 1992-2006 годы

На данной странице представлены аннотации всех решений Экономического Суда СНГ за период c 1992 по 2006 годы. Аннотации расположены в тематическом порядке.

 

СПОРЫ

Споры о ненадлежащем исполнении экономических обязательств и возмещении ущерба

Споры о соответствии нормативных актов государств-участников СНГ соглашениям и иным актам Содружества

 

ДЕЛА О ТОЛКОВАНИИ

Толкование учредительных документов и правового положения СНГ

Толкование применения соглашений и иных актов, регулирующих статус и полномочия организаций в рамках СНГ, органов СНГ

Толкование применения соглашений, регулирующих порядок разрешения международных споров в рамках СНГ

Толкование  соответствия  положений  соглашений, заключенных в рамках СНГ, актов органов Содружества нормам и принципам международного права

Толкование  применения  соглашений,  регулирующих  вопросы  обеспечения  социально-экономических  прав  различных  категорий  граждан  государств-участников  СНГ

Толкование применения соглашений, регулирующих вопросы обеспечения социально-экономических прав сотрудников органов Содружества

Толкование применения соглашений, регулирующих процессуальную деятельность хозяйственных (арбитражных) судов государств-участников СНГ

Толкование применения соглашений и иных актов по экономическим вопросам

Толкование применения соглашений и иных актов, принятых по вопросам сотрудничества в различных сферах

Толкование учредительных документов Евразийского экономического сообщества

 
 

СПОРЫ О НЕНАДЛЕЖАЩЕМ ИСПОЛНЕНИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ И ВОЗМЕЩЕНИИ УЩЕРБА

Споры о ненадлежащем исполнении экономических обязательств и возмещении ущерба, т. е. категория дел, для разрешения которых Экономический Суд Содружества Независимых Государств изначально создавался, составляют достаточно незначительную долю из общего числа дел, рассмотренных Судом. За период с 1994 по 2006 год Экономическим Судом СНГ вынесено 8 актов таким делам, из них — 3 решения по искам о ненадлежащем исполнении Республикой Казахстан обязательств в рамках заключенных ею соглашений (решения от 14 декабря 1994 года № 03/94, от 30 марта 1995 года № 04/95, от 3 октября 1996 года № С-1/15-96). В пяти случаях Экономическим Судом СНГ было принято решение об отказе в принятии дела к производству или о прекращении дела производством (определения 9 апреля 1996 года № С-1/8-96, от 6 февраля 1997 года № С-1/16-96, от 7 июня 2000 года № 01-1/3-2000, от 13 декабря 2000 года № 01 1/4 2000, от 19 ноября 2003 года № 01-1/5-03).

В решениях Экономического Суда СНГ по спорам о ненадлежащем исполнении нашли свое отражение основные принципы определения наличия либо отсутствия юрисдикции Суда, поскольку во всех случаях ответчик заявлял о неподсудности спора Экономическому Суду СНГ на основании того, что нарушения экономических обязательств допускались не государствами, а их хозяйствующими субъектами.

С учетом положений Регламента Экономического Суда СНГ Судом было отказано в рассмотрении споров по заявлению неуполномоченных органов государства (определение от 13 декабря 2000 года № 01-1/4-2000), административно-территориальных единиц (определение от 9 апреля 1996 года № С-1/8-96) или хозяйствующих субъектов (определения от 7 июня 2000 года ¹№01-1/3-2000, от 19 ноября 2003 года № 01-1/5-03). Суд прекратил производством дело по заявлению Правительства Республики Молдова к Правительству Республики Казахстан о ненадлежащем исполнении экономических обязательств и взыскании задолженности за выполненные объемы работ (определение от 6 февраля 1996 года № С-1/16-96) в связи с отсутствием между ними межгосударственного соглашения, регулирующего уборку зерна в Республике Казахстан автотранспортом Республики Молдова.

Экономический Суд СНГ установил, что споры о ненадлежащем выполнении обязательств по договорам между хозяйствующими субъектами или административно-территориальными единицами, заключенным в рамках исполнения межгосударственных или межправительственных соглашений или утвержденным главами государств, правительств, министерств, подпадают под его юрисдикцию. Предметом рассмотрения Экономического Суда СНГ является наличие факта нарушения государством обязательства по обеспечению выполнения соответствующего договора между хозяйствующими субъектами или административно-территориальными единицами. В этом случае Судом устанавливается факт нарушения со стороны государства и рекомендуется обеспечить выполнение соответствующих соглашений.

 
 

СПОРЫ О СООТВЕТСТВИИ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ ГОСУДАРСТВ-УЧАСТНИКОВ СНГ СОГЛАШЕНИЯМ И ИНЫМ АКТАМ СОДРУЖЕСТВА

За весь период деятельности Экономического Суда СНГ только 1 спор — по иску Правительства Республики Таджикистан к Правительству Республики Узбекистан о несоответствии Постановления Кабинета Министров Республики Узбекистан «О запрещении ввоза и транзита этилового спирта на таможенную территорию Республики Узбекистан» от 15 мая 1998 года № 213 соглашениям и иным актам Содружества Независимых Государств и возмещении ущерба (решение от 13 февраля 2004 года №01-1/1-03)  касался коллизии норм права государства Содружества и соглашений и иных актов СНГ.

В обоснование иска Правительство Республики Таджикистан ссылалось на нарушение Правительством Республики Узбекистан обязательств из целого ряда соглашений и иных актов Содружества. Постановлением № 213 запрещался ввоз этилового спирта на территорию Республики Узбекистан, а его провоз мог осуществляться в исключительных случаях в разрешительном порядке. В последующем задержанный груз — этиловый спирт в количестве 26 вагонов был конфискован в доход государства как предмет незаконного перемещения через таможенную территорию Республики Узбекистан, в результате чего в бюджет Республики Таджикистан не поступили суммы налоговых сборов и таможенных платежей.

Исследовав материалы дела, Экономический Суд СНГ иск, заявленный Правительством Республики Таджикистан, удовлетворил частично, признав пункты 1 и 2 Постановления № 213 не соответствующими положениям, действующим на момент принятия актов СНГ. Суд рекомендовал Правительству Республики Узбекистан отменить указанные положения и принять меры по устранению последствий, вызванных Постановлением № 213.

Исковые требования Правительства Республики Таджикистан в части возмещения ущерба, причиненного конфискацией в доход Республики Узбекистан этилового спирта, оставлены Экономическим Судом без рассмотрения ввиду непредставления документов, необходимых для разрешения спора.

 

 

ТОЛКОВАНИЕ УЧРЕДИТЕЛЬНЫХ ДОКУМЕНТОВ И ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ СНГ

Решение от 31 марта 1994 года № 01/94 о толковании учредительных документов Содружества Независимых Государств касается вопроса, какие государства и с какого времени являются участниками СНГ.

Экономическим Судом СНГ установлено, что учредительными документами Содружества являются Соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 года и Протокол к нему от 21 декабря 1991 года. Участниками СНГ являются все государства, признавшие обязательными для себя вышеуказанные документы.

Со дня сдачи ратификационных грамот участниками Содружества являются девять государств: Республика Армения (с 18 февраля 1992 года), Республика Беларусь (с 10 декабря 1991 года), Республика Казахстан (с 23 декабря 1991 года), Кыргызская Республика (с 6 марта 1992 года), Российская Федерация (с 12 декабря 1991 года), Республика Таджикистан (с 25 декабря 1991 года), Туркменистан (с 26 декабря 1991 года), Республика Узбекистан (с 4 января 1992 года), Украина (с 10 декабря 1991 года).

Азербайджанская Республика и Республика Грузия стали участниками СНГ со дня принятия решений СГГ СНГ об их принятии в состав участников, т. е. с 24 сентября 1993 года и с 3 декабря 1993 года соответственно.

Республика Молдова, подписавшая Соглашение от 8 декабря 1991 года и Протокол к нему от 21 декабря 1991 года, на момент вынесения решения Экономическим Судом СНГ не ратифицировала эти документы. Решением Совета глав государств от 24 декабря 1993 года Республике Молдова предоставлена отсрочка до 22 апреля 1994 года.

Решение от 31 марта 1994 года № 02/94 о толковании учредительных документов Содружества Независимых Государств относительно членства после вступления в силу Устава Содружества Независимых Государств определяет основания приобретения статуса государства-учредителя и государства-члена Содружества Независимых Государств.

Экономический Суд СНГ считает, что Соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 года и Протокол к нему от 21 декабря 1991 года, являющиеся учредительными документами Содружества, первичны по отношению к Уставу СНГ, поскольку именно они послужили основой для принятия Устава. В связи с этим, несмотря на то, что часть первая статьи 7 Устава СНГ к «государствам-учредителям Содружества» относит государства, подписавшие и ратифицировавшие Соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 года и Протокол от 21 декабря 1991 года к моменту принятия Устава, правовое положение девяти государств, которые подписали Протокол от 21 декабря 1991 года, но ратифицировали только Соглашение от 8 декабря 1991 года, не меняется. Все они являются государствами-учредителями СНГ.

Государствами-членами СНГ являются государства-учредители Содружества, ратифицировавшие его Устав, и государства, присоединившиеся к СНГ в порядке, предусмотренном его Уставом. В связи с этим после вступления в силу Устава СНГ государствами-членами СНГ являются: Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Грузия, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Республика Узбекистан.

Консультативное заключение от 23 июня 1998 года № 01-1/2-98 о толковании Устава Содружества Независимых Государств от 22 января 1993 года касается вопросов, является ли Содружество Независимых Государств субъектом международного права и какими полномочиями такого субъекта обладает Содружество.
Поводом для запроса послужило неоднозначное понимание статьи 1 Устава СНГ, закрепляющей, в частности, принцип суверенного равенства государств и констатирующей отсутствие у СНГ статуса государства и наднациональной организации.

В консультативном заключении Экономический Суд СНГ установил, что наличие у государств, входящих в Содружество, государственного суверенитета не препятствует осуществлению международной правосубъектности межгосударственными образованиями с их участием, включая СНГ. Судом отмечается, что наднациональность не является квалифицирующим признаком субъекта международного права и характеризует лишь объем его полномочий.
Как вытекает из Соглашения о создании СНГ от 8 декабря 1991 года и Устава  СНГ от 22 января 1993 года, Содружество обладает всеми необходимыми элементами международной правосубъектности, т. е. является межгосударственным образованием с широкой сферой совместной деятельности, развитой организационной структурой с разветвленной системой органов, институтом членства, возможностью самостоятельно приобретать права и нести обязанности. Правосубъектность составляет неотъемлемое свойство Содружества как международной организации и не нуждается в дополнительном признании в качестве таковой со стороны государств, в том числе государств-членов или иных международных организаций.

В качестве субъекта международного права Содружество Независимых Государств участвует в международных отношениях посредством установления отношений с государствами и международными организациями заключает международные договоры с государствами и международными организациями принимает решения от своего имени применяет санкции при нарушении государствами-участниками их международных обязательств.
 
 
 

ТОЛКОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ СОГЛАШЕНИЙ И ИНЫХ АКТОВ, РЕГУЛИРУЮЩИХ СТАТУС И ПОЛНОМОЧИЯ ОРГАНИЗАЦИЙ В РАМКАХ СНГ, ОРГАНОВ  СНГ

Толкование применения соглашений и иных актов, регулирующих статус организаций в рамках СНГ

Решение от 21 декабря 1995 года № 07/95 о толковании Соглашения о международно-правовых гарантиях беспрепятственного и независимого осуществления деятельности Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» от 24 декабря 1993 год разъясняет, от каких конкретно налогов и сборов освобождается Межгосударственная телерадиокомпания «Мир» (далее — МТРК «Мир») в соответствии со статьей 6 данного Соглашения. Статья 6 Соглашения от 24 декабря 1993 года закрепляет, что Компания, ее имущество освобождаются от прямых налогов и сборов любого характера, кроме платежей за коммунальные и другие подобные услуги, а также от таможенных сборов и ограничений при ввозе и вывозе предметов, предназначенных для использования в целях, предусмотренных Уставом МТРК «Мир», а МТРК «Мир» и ее филиалы (представительства) при осуществлении согласно Уставу производственной и коммерческой деятельности производят соответствующие выплаты в бюджеты государств-участников Соглашения.
Экономическим Судом СНГ установлено, что МТРК «Мир» освобождена от всех видов налогов и сборов любого характера, кроме платежей за коммунальные и другие подобные услуги, на территориях государств-участников Соглашения от 24 декабря 1993 года. В то же время в связи с отсутствием в рамках СНГ на момент принятия решения общепризнанного определения термина «прямые налоги» данный термин должен определяться исходя из законодательства конкретного государства. Поэтому МТРК «Мир» не освобождается от налогов, которые согласно нормам права конкретного государства определены на его территории как косвенные. После разработки определения «прямые налоги» в рамках СНГ государствам-участникам соответствующих соглашений или актов СНГ необходимо будет руководствоваться их нормами.
Конкретный перечень таможенных сборов и таможенных ограничений, от которых освобождаются ввозимые и вывозимые товары, предназначенные для использования в целях, предусмотренных Уставом МТРК «Мир», устанавливается законодательством государств-участников Соглашения от 24 декабря 1993 года и включает: запрет или ограничения на ввоз (вывоз) определенных товаров на территорию государства-участника данного Соглашения; транзитное перемещение определенных товаров; установление минимальных или максимальных цен при ввозе (вывозе) товаров и иные ограничения нетарифного характера.
Экономическим Судом СНГ подчеркивается обязанность государств применять Соглашение от 24 декабря 1993 года временно с момента его подписания.

Решение от 15 сентября 1998 года № 01-1/3-98 о толковании статьи 6 Соглашения о международно-правовых гарантиях беспрепятственного и независимого осуществления деятельности Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» от 24 декабря 1993 года касается возможности применении правил об освобождении Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» (далее — МТРК «Мир») от уплаты сборов любого характера в отношении обязательных платежей во внебюджетные фонды.
Экономический Суд СНГ считает, что поскольку национальное законодательство большинства государств-участников СНГ не проводит различия между налогами, сборами и другими обязательными платежами, понятие «прямые налоги и сборы» статьи 6 Соглашения от 24 декабря 1993 года охватывает все разновидности прямых налогов, установленных законодательством государств-участников. К сборам относятся обязательные платежи налогового характера, имеющие прямое действие, включая и обязательные отчисления во внебюджетные фонды.
В то же время под действие части первой статьи 6 Соглашения не подпадают налоговые платежи, удерживаемые непосредственно из заработной платы лиц, работающих в МТРК «Мир» (ее филиалах и представительствах) и являющихся гражданами страны пребывания Компании (ее филиала и представительства). Указанные платежи удерживаются и перечисляются МРТК «Мир» в соответствии с законодательством страны пребывания.

Решение от 27 июня 2000 года № 01-1/1-2000 о толковании статей  2 — 5,  10 Соглашения о международно-правовых гарантиях беспрепятственного и независимого осуществления деятельности Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» от 24 декабря 1993 года разъясняет, предоставлены ли Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» (далее — МТРК «Мир») указанные в Соглашении гарантии как международной организации с учетом целей ее создания.
Основанием запроса послужила регистрация МТРК «Мир» в качестве обычного акционерного общества в Регистрационной палате при Правительстве города Москвы в связи с отсутствием в законодательстве Российской Федерации норм, регулирующих деятельность международных акционерных обществ. В результате этого МТРК «Мир» и его филиалы, учрежденные в государствах-участниках, считаются резидентами этих государств, что создает затруднения в деятельности Компании как межгосударственной организации.
Экономическим Судом СНГ установлено, что МТРК «Мир» является межгосударственной организацией, учрежденной государствами-участниками СНГ для достижения целей гуманитарного характера. Под используемым в Соглашении от 24 декабря 1993 года понятием «межгосударственная организация» (применительно к МТРК) должна пониматься не международная организация общего типа, а специализированная структура СНГ — международное юридическое лицо, статус и объем правоспособности которого определены его учредительными документами. Поскольку МТРК  «Мир» создана для удовлетворения общего интереса государств-учредителей, контроль за ней со стороны отдельных государств не может иметь место. Экономический Суд считает, что подчинение МТРК «Мир» национальному праву какого-либо государства представляет собой разновидность такого контроля. В целях обеспечения беспрепятственного и независимого осуществления профессиональной деятельности МТРК «Мир» Компания заключает с каждым из государств-участников соглашения, на территории которых действуют МТРК «Мир» и ее филиалы, протоколы (соглашения), закрепляющие и конкретизирующие круг привилегий и иммунитетов, предоставляемых ей как международному юридическому лицу (пункт 1 статьи 2 и пункт 2 статьи 13 Соглашения от 24 декабря 1993 года), который не может быть ниже уровня, установленного Соглашением от 24 декабря 1993 года.
Экономический Суд СНГ отмечает, что, как явствует из преамбулы Соглашения от 24 декабря 1993 года, предоставленные государствами МТРК «Мир» на договорной основе привилегии и иммунитеты имеют функциональный характер, т. е. призваны создать международно-правовые гарантии беспрепятственного и независимого осуществления профессиональной деятельности МТРК «Мир» на территориях государств-участников в качестве межгосударственной организации. Устав МТРК «Мир» от 5 сентября 1997 года не определяет в качестве основной цели Компании получение прибыли, но разрешает ведение ею коммерческой деятельности, не запрещенной законом. В этом случае, однако, государства вправе ограничить привилегии и иммунитеты, предоставленные МТРК «Мир» и ее филиалам.

Решение от 13 декабря 1995 года № 08/95 о толковании Соглашения об учреждении Межгосударственного банка от 22 января 1993 года и Устава Межгосударственного банка от 22 января 1993 года касается механизма внесения изменений и дополнений в Устав Банка, а именно:
в каком порядке вносятся изменения и дополнения в Устав Банка;
достаточно ли для внесения изменений и дополнений в Устав Банка принятия решения Советом Банка;
каким образом Банк приобретает права юридического лица; требуется ли соблюдение процедуры регистрации Банка. Если требуется, то в каком порядке Банк подлежит регистрации.
Запрос вызван коллизией норм Устава Межгосударственного банка. Согласно части двенадцатой статьи 8 Устава и Протокольному решению Совета глав правительств СНГ от 9 декабря 1994 года дополнения и изменения к нему должны оформляться специальными протоколами и требуют согласия всех договаривающихся сторон. В то же время Протокольным решением Совету Межгосударственного банка предоставлено право вносить изменения и дополнения в Устав Банка.
В связи с тем, что Устав Банка как неотъемлемая часть Соглашения об учреждении Межгосударственного банка от 22 января 1993 года является международным договором, внесение изменений и дополнений в Устав должно осуществляться в соответствии с правилами внесения изменений и дополнений в международные договоры. Следовательно, с учетом положений статьи 14 Соглашения от 22 января 1993 года согласие государств-участников на внесение изменений и дополнений в Устав Банка должно быть выражено путем ратификации или подписания (для государств-участников, законодательство которых не требует ратификации таких соглашений).
Экономический Суд СНГ считает, что поскольку компетенция Совета Банка устанавливается Уставом Банка, любое ее изменение, включая наделение Совета Банка правом на внесение изменений в его Устав, должно производиться путем принятия специального протокола о внесении поправок в часть третью статьи 7 Устава Банка, определяющую компетенцию Совета Банка, но не посредством принятия акта либо Протокольного решения Совета глав правительств СНГ. Из этого следует, что положения Устава обладают приоритетом над нормами Протокольного решения СГП СНГ от 9 декабря 1994 года, согласно которым Совет Банка наделен правом вносить изменения в Устав Банка.
Межгосударственный банк обладает всеми признаками международной организации и как таковая обладает международной правосубъектностью. Поскольку учредительными документами Банка не предусмотрен специальный механизм наделения его международной правосубъектностью, Банк приобретает права юридического лица с момента вступления в силу Соглашения об учреждении Межгосударственного банка. Регистрация Устава Банка осуществляется в соответствии с законодательством государства пребывания.

Решение от 31 января 2005 года № 01-1/5-04 о толковании Соглашения об учреждении Межгосударственного банка от 22 января 1993 года, Устава Межгосударственного банка от 22 января 1993 года и Соглашения между Межгосударственным банком и Правительством Российской Федерации об условиях пребывания Межгосударственного банка на территории Российской Федерации от 30 июля 1996 года затрагивает следующие вопросы:
вправе ли Межгосударственный банк осуществлять виды деятельности, в том числе инвестиционную, прямо не предусмотренные его учредительными документами и иными документами, регулирующими его деятельность, при наличии соответствующего решения Совета Межгосударственного банка, и может ли такая деятельность рассматриваться в качестве уставной деятельности Банка;
от каких видов налогов, сборов, пошлин и иных платежей в зависимости от способов и порядка их установления, введения и взимания освобожден Межгосударственный банк в силу статьи 6 Соглашения от 30 июля 1996 года;
каким образом следует расценивать понятие «… за исключением тех, которые представляют собой плату за конкретные виды обслуживания» в контексте абзаца  первого статьи 6 Соглашения между Межгосударственным банком и Правительством Российской Федерации от 30 июля 1996 года, а также с учетом общепризнанных принципов международного права, международных обычаев установления подобных налоговых льгот;
исключает ли норма абзаца второго статьи 6 Соглашения между Межгосударственным банком и Правительством Российской Федерации от 30 июля 1996 года возможность применения нормы абзаца первого данной статьи при ввозе Межгосударственным банком на таможенную территорию Российской Федерации имущества не для служебного пользования, а в рамках осуществляемой им иной экономической деятельности.
Экономический Суд СНГ пришел к выводу, что закрепленный в учредительных документах Межгосударственного банка перечень банковских операций, на совершение которых Межгосударственный банк обладает полномочиями, не является исчерпывающим. Согласно положениям абзаца седьмого статьи 3 Соглашения от 22 января 1993 года и пункта 7 статьи 2 Устава Банка решением Совета Банка к компетенции Межгосударственного банка может быть отнесено совершение банковских операций, прямо не предусмотренных его учредительными документами, если они соответствуют целям и задачам Банка. Такая деятельность Межгосударственного банка будет являться уставной. Банк вправе осуществлять деятельность, не предусмотренную его учредительными документами, включая инвестиционную, также на основании специальных международных соглашений.
В соответствии со статьей 6 Соглашения между Межгосударственным банком и Правительством Российской Федерации от 30 июля 1996 года Межгосударственный банк освобождается от уплаты всех налогов, сборов, пошлин и других платежей, взимаемых на территории Российской Федерации, в отношении деятельности, вытекающей из учредительных документов Межгосударственного банка, за исключением платежей и сборов, являющихся «платой за конкретные виды обслуживания». Экономический Суд полагает, что к последним относятся любые виды платежей и сборов, взимаемых на территории Российской Федерации, уплата которых является обязательным условием совершения в отношении плательщиков государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий) и не относящихся к категории налогов как обязательных индивидуальных безвозмездных платежей.
Предоставляемые согласно части второй статьи 6 Соглашения от 30 июля 1996 года льготы по ввозу и вывозу имущества распространяются только на предметы для служебного пользования, но не на имущество, ввозимое Межгосударственным банком на таможенную территорию Российской Федерации, для осуществления экономической деятельности.

Толкование применения соглашений и иных актов, регулирующих статус и полномочия органов СНГ

Решение от 30 января 1998 года № 01-1/7-97 о толковании Положения о Межгосударственном экономическом Комитете Экономического союза от 21 октября 1994 года разъясняет порядок осуществления Межгосударственным экономическим Комитетом Экономического союза контрольных и распорядительных функций, включая вопросы:

  • что понимается под «контрольными функциями» Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза и «организацией контроля за выполнением принятых обязательств по решениям Совета глав государств и Совета глав правительств Содружества Независимых Государств» и как эти понятия соотносятся друг с другом;
  • может ли Межгосударственный экономический Комитет Экономического союза без дополнительного делегирования ему государствами полномочий организовывать контроль за выполнением указанных обязательств, запрашивать информацию у соответствующих органов государств о выполнении отдельных обязательств, проводить, с согласия правительств, обследование на местах, принимать совместно с органами управления государств меры по устранению возникших осложнений и разрешению споров.

Экономическим Судом отмечается, что Межгосударственный экономический Комитет Экономического союза (далее — МЭК) осуществляет контрольные и распорядительные функции согласно части второй пункта 1 раздела I Положения о Межгосударственном экономическом Комитете Экономического союза в пределах полномочий, добровольно делегированных ему государствами-участниками Договора о создании Экономического союза от 24 сентября 1993 года, в порядке определения общего статуса МЭКа. Абзац четвертый пункта 3 раздела II Положения о МЭКе закрепляет конкретную контрольную функцию МЭКа организовывать контроль за выполнением принятых обязательств по решениям Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ.
Суд считает, что положения части второй пункта 1 раздела I и абзаца четвертого пункта 3 раздела II Положения о МЭКе как общие и специальные нормы друг другу не противоречат.
Экономический Суд СНГ полагает, что поскольку Положение о МЭКе является неотъемлемой частью Соглашения о создании Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза от 21 октября 1994 года (статья 2 Соглашения), соотношение норм Договора о создании Экономического союза и Положения о МЭКе регулируется правилами Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года относительно применения последовательно заключенных договоров по одному вопросу. Поэтому государства-участники Договора о создании Экономического союза от 24 сентября 1993 года, подписавшие и (или) ратифицировавшие Соглашение о создании МЭКа от 21 октября 1994 года без оговорок, касающихся функций МЭКа, тем самым добровольно делегировали ему контрольную функцию — организацию контроля за выполнением принятых обязательств по решениям СГГ, СГП и полномочия по ее реализации. Для осуществления МЭКом контрольных полномочий, предусмотренных абзацем четвертым пункта 4 Положения, дополнительного делегирования их государствами не требуется.
МЭК может самостоятельно запрашивать информацию у соответствующих органов государств о выполнении отдельных обязательств; с согласия правительств организовывать обследование на местах; совместно с органами управления государств принимать меры по устранению возникших осложнений, разрешению споров и разногласий.

Решение от 15 мая 1996 года № С-1/9-96 о толковании Решения Совета глав правительств Содружества Независимых Государств о деятельности межгосударственных и межправительственных органов Содружества Независимых Государств, занимающихся координацией вопросов экономического характера, от 3 ноября 1995 года разъясняет правомерность постановки руководством Координационного транспортного совещания государств-участников Содружества Независимых Государств (далее — КТС  СНГ) вопроса о необходимости внесения Положения о Координационном транспортном совещании СНГ, утвержденного решением Президиума Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза от 26 декабря 1995 года, для рассмотрения на заседании Совета глав правительств СНГ.
Фактическим основанием запроса послужило неоднозначное понимание пункта 4 Решения Совета глав правительств СНГ о деятельности межгосударственных и межправительственных органов СНГ, занимающихся координацией вопросов экономического характера, от 3 ноября 1995 года в части правомочности утверждения МЭКом Положения о КТС СНГ.
Экономический Суд СНГ установил, что сформулированный в запросе вопрос не входит в его компетенцию, поскольку правомерность постановки той или иной проблемы не подлежит толкованию, и выделил критерии подсудности дел Суду. В частности, Судом не рассматриваются и не оцениваются предполагаемые действия, так как неизвестно, будут ли при этом соблюдены правила процедуры и другие нормы материального и процессуального права.
Пункт 4 Решения Совета глав правительств СНГ от 3 ноября 1995 года закрепляет право МЭКа и его высшего органа — Президиума в пределах их компетенции вносить любые изменения и дополнения в действующие положения (уставы) о межгосударственных и межправительственных органах Содружества, занимающихся координацией вопросов социально-экономического характера, но не утверждать их. Принятые с соблюдением надлежащей процедуры положения (уставы) о межгосударственных и межправительственных органах не нуждаются в дополнительном утверждении, если иное не оговорено в соответствующих соглашениях или актах Содружества, не признано необходимым компетентными органами.

Решение от 23 января 1997 года № С-1/17-96 о толковании Решения Совета глав правительств Содружества Независимых Государств об Общем положении о межгосударственных (межправительственных) органах Содружества Независимых Государств и Примерном соглашении межгосударственного (межправительственного) органа Содружества Независимых Государств с государством местонахождения об условиях его пребывания от 21 октября 1994 года определяет момент вступления в силу Решения Совета глав правительств СНГ от 21 октября 1994 года с учетом части второй Решения, предусматривающей, что «указанные документы вступают в силу с момента принятия решения об учреждении Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза и уточнения структуры органов Содружества Независимых Государств», а также обязательность распространения на Межпарламентскую Ассамблею Примерного соглашения и Общего положения.
Экономическим Судом СНГ установлено, что по своей правовой форме Решение СГП СНГ от 21 октября 1994 года является актом международной организации, относится к внутреннему праву организации и как таковое имеет обязательную силу.
Вступление в силу документов, утвержденных Решением СГП СНГ от 21 октября 1994 года, обусловлено наступлением двух фактов: принятием решения об учреждении МЭКа и уточнением структуры органов СНГ. Датой принятия решения об учреждении МЭКа следует считать день принятия его учредительных документов — Соглашения о создании Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза от 21 октября 1994 года с двумя приложениями: Положением о Межгосударственном экономическом Комитете Экономического союза и Порядком распределения голосов на период до 1 января 1998 года для принятия решений Президиумом и Коллегией МЭКа квалифицированным большинством с учетом экономического потенциала государств.
При определении значения формулировки «уточнение структуры органов Содружества» Экономическим Судом СНГ было дано определение структуры органов Содружества, разграничены уставные органы и органы отраслевого сотрудничества, очерчена компетенция органов СНГ в части принятия решений об учреждении иных органов.
Судом установлено, что поскольку процесс совершенствования внутриорганизационного механизма неизменно присущ любой международной организации и не может быть ограничен временными рамками, факт уточнения структуры органов СНГ устанавливается применительно к каждому конкретному органу и обусловлен определением его правового статуса в системе органов СНГ компетентным органом Содружества. С этого момента на такие органы распространяется действие Общего положения и Примерного соглашения.
Определение правового статуса Межпарламентской Ассамблеи СНГ как межгосударственного органа Содружества в статье 1 Конвенции о Межпарламентской Ассамблее государств-участников СНГ от 26 мая 1995 года является основанием для распространения на нее действия норм Общего положения и Примерного соглашения. При этом положения данных документов могут применяться для регламентации тех вопросов, которые не урегулированы Конвенцией о Межпарламентской Ассамблее государств-участников СНГ от 26 мая 1995 года, с момента вступления в силу данной Конвенции (с 16 января 1996 года).

Консультативное заключение от 18 апреля 2006 года № 01-1/4-05 о толковании Решения Совета министров иностранных дел Содружества Независимых Государств о Совете постоянных полномочных представителей государств-участников Содружества при уставных и других органах Содружества от 23 августа 2005 года разъясняет статус Совета постоянных полномочных представителей государств-участников Содружества при уставных и других органах Содружества (далее — СППП), институт членства в СППП в связи с приданием СППП статуса органа Содружества Независимых Государств в соответствии с Решением Совета министров иностранных дел СНГ (далее — СМИД) от 23 августа 2005 года, определяет порядок участия в СППП государств (Азербайджанской Республики, Кыргызской Республики, Республики Молдова и Туркменистана), не подписавших Решение СМИДа СНГ от 23 августа 2005 года и порядок действия в отношении них Положения о Совете постоянных полномочных представителей государств-участников Содружества при уставных и других органах Содружества, утвержденного Решением СМИДа  СНГ от 20 июня 2000 года.
Экономическим Судом СНГ установлено, что статус, функции, организационная структура и порядок принятия решений СППП определяются Положением о Совете постоянных полномочных представителей государств-участников Содружества при уставных и других органах Содружества, утвержденным Решением СМИДа СНГ от 20 июня 2000 года с изменениями и дополнениями, внесенными Решением СМИДа СНГ от 23 августа 2005 года.
СМИД СНГ, принимая Решение от 23 августа 2005 года о придании СППП статуса органа СНГ, действовал в рамках полномочий, делегированных ему Советом глав государств и Советом глав правительств СНГ. Решение СМИДа СНГ от 23 августа 2005 года представляет собой акт органа международной организации, принятый по вопросу внутреннего права Содружества, и как таковое носит обязательный характер и вступает в силу с момента подписания.
СППП в соответствии с Решением СМИДа СНГ от 23 августа 2005 года является не организационной формой работы института постоянных полномочных представителей государств-участников Содружества, а органом СНГ, действующим на постоянной основе.
Членами СППП в соответствии с Решением СМИДа СНГ от 23 августа 2005 года являются постоянные полномочные представители государств, которые выразили свое согласие на придание СППП статуса постоянно действующего органа Содружества, подписав указанное Решение. Иные государства-участники СНГ вправе выразить свое согласие с Решением путем официального письменного уведомления СМИДа СНГ. Членство в СППП постоянного полномочного представителя Республики Таджикистан, подписавшей Решение СМИДа СНГ от 23 августа 2005 года с заявлением «кроме п.2.1» (определяющего Совет как постоянно действующий орган СНГ), возможно, если данное заявление будет отозвано, поскольку положение пункта 2.1 является существенным для данного Решения.
Для участия представителей государств в работе СППП в качестве наблюдателей рекомендуется внести соответствующее дополнение в Положение о СППП СНГ от 20 июня 2000 года с изменениями и дополнениями от 23 августа 2005 года. Представители Азербайджанской Республики, Кыргызской Республики, Республики Молдова, Туркменистана, Республики Таджикистан могут участвовать в работе СППП временно, до завершения юридического оформления участия государств в его деятельности.
В консультативном заключении Экономическим Судом СНГ также дана характеристика процедуры принятия решений высших органов Содружества консенсусом, правовая оценка прочерка, проставленного представителем государства вместо подписи. Так, Суд полагает, что подписание решения высшими органами Содружества означает признание его обязательным для себя, в то время как проставление прочерка — отказ от участия в принятии решения и формировании консенсуса.

Определения от 30 июня 1999 года № 01 1/1 99, от 30 июня 1999 года № 01-1/2-99 конкретизируют полномочия Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза (далее — МЭК) по установлению системы оплаты труда его сотрудников. Дела рассматривались Экономическим Судом СНГ по исковым заявлениям сотрудников МЭКа о взыскании с него денежных средств. Истцы ссылались на незаконность принятых МЭКом актов.
В соответствии с пунктом 14 Положения о Межгосударственном экономическом Комитете Экономического союза от 21 октября 1994 года и последующими решениями Совета глав правительств СНГ Президиум МЭКа был наделен правом утверждать структуру и численность аппарата, смету расходов. Суд полагает, что поскольку при таких обстоятельствах отсутствие возражений со стороны Совета глав правительств СНГ следует расценивать как наделение Президиума МЭКа дополнительными полномочиями по установлению условий оплаты труда его сотрудников, то изменение норм и системы оплаты труда в 1997  —   1998 годах осуществлялось в пределах полномочий, предоставленных МЭКу, и должно признаваться изменением условий труда работника.
Споры между истцами и МЭКом относятся к категории индивидуальных трудовых споров по вопросам установления новых и изменения существующих условий оплаты труда и как таковые не подведомственны Экономическому Суду СНГ.
 
 

ТОЛКОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ СОГЛАШЕНИЙ, РЕГУЛИРУЮЩИХ ПОРЯДОК РАЗРЕШЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ В РАМКАХ СНГ

Решение от 11 ноября 1997 года № С-1/1-97 о толковании части второй пункта 3 Положения об Экономическом Суде Содружества Независимых Государств от 6 июля 1992 года, согласно которой «соглашениями государств-участников Содружества к ведению Экономического Суда СНГ могут быть отнесены другие споры, связанные с исполнением соглашений и принятых на их  основе иных актов Содружества», разъясняет понятие «другие споры» и определяет, какие спорные вопросы и между какими государствами-участниками Содружества могут быть разрешены Экономическим Судом СНГ.
Экономическим Судом СНГ установлено, что Положение об Экономическом Суде СНГ от 6 июля 1992 года определяет два основания юрисдикции Суда: обязательную и факультативную. К обязательной юрисдикции относятся споры, возникающие при исполнении экономических обязательств, и споры о соответствии нормативных и других актов государств соглашениям и иным актам Содружества. Судом определены основания для рассмотрения дела в рамках обязательной юрисдикции (по общему правилу одностороннее исковое заявление заинтересованного государства), разъяснено понятие «экономические обязательства».
Возможность факультативной юрисдикции предусматривается частью второй статьи 4 Положения — путем передачи Суду других споров на основании юрисдикционной оговорки, включаемой государствами в заключаемые ими соглашения по любым вопросам.
По мнению Суда, под «другими спорами», указанными в части второй пункта 3 Положения об Экономическом Суде СНГ, понимаются споры, связанные с исполнением соглашений и принятых на их основе актов Содружества по вопросам совместной деятельности государств-участников СНГ и отнесенные соглашениями государств Содружества к ведению Экономического Суда СНГ. Основанием для передачи спора между государствами-участниками конкретного соглашения являются содержащиеся в них юрисдикционные оговорки независимо от участия государств в Соглашении о статусе Экономического Суда СНГ от 6 июля 1992 года.
Суд также уточняет характер, который может носить юрисдикционная оговорка, определяет значение и последствия использования тех или иных формулировок, например, «Стороны передают решение дела в Экономический Суд», «споры могут быть переданы Сторонами на решение Экономического Суда», «споры могут рассматриваться (решаться) Экономическим Судом» и др.

Решение от 15 мая 1997 года № С-1/19-96 о толковании Договора о создании Экономического союза от 24 сентября 1993 года разъясняет, в какие межгосударственные судебные органы могут обратиться государства-участники Содружества Независимых Государств и с какими финансовыми издержками может быть связано такое обращение. Согласно части четвертой статьи 31 Договора о создании Экономического союза от 24 сентября 1993 года государства-члены Экономического союза договорились решать спорные вопросы в других международных судебных органах, при невозможности их урегулирования — путем переговоров или в Экономическом Суде СНГ.
При вынесении данного решения Экономический Суд СНГ должен был в первую очередь решить вопрос об обязательности своей юрисдикции в отношении споров, возникающих по Договору от 24 сентября 1993 года. Суд пришел к выводу, что включение юрисдикционной оговорки в текст Договора о создании Экономического союза означает признание обязательной юрисдикции Экономического Суда СНГ всеми государствами, ратифицировавшими Договор, в отношении всех споров, которые могут возникнуть из Договора. При этом заключение компромисса между сторонами не требуется, а решение Суда будет являться обязательным для исполнения сторонами спора. Исходя из специфики созданного Договором от 24 сентября 1993 года Экономического союза, Суд также считает, что указанная юрисдикционная оговорка относит к его компетенции и споры между государствами-членами Экономического союза, вытекающие из соглашений, заключенных во исполнение обязательств, принятых по Договору от 24 сентября 1993 года.
При этом обращение за разрешением международных споров в иные международные органы, минуя Экономический Суд СНГ, или обжалование решений Суда в соответствии с частями первой, второй и четвертой статьи 31 Договора о создании Экономического союза невозможно. Государства-участники Договора могут передать спор, связанный с толкованием и выполнением Договора и соглашений, заключенных во исполнение принятых по Договору обязательств, в иные международные судебные органы, например, Международный Суд ООН и Постоянную палату Третейского суда, только в случаях, если отсутствуют предпосылки для рассмотрения Экономическим Судом СНГ дела по существу.
Правовым основанием для обращения в универсальные судебные органы является либо заключение сторонами специального соглашения (компромисса) по поводу разрешения конкретного спора в соответствующем органе, либо подача государством заявления о признании обязательной юрисдикции конкретного суда по всем правовым вопросам по спорам с государствами, сделавшими такое же заявление.

Консультативное заключение от 15 мая 1997 года № С-1/19-96 по вопросу, в какие конкретно международные судебные органы могут обращаться государства-участники Содружества Независимых Государств, определяет органы, уполномоченные рассматривать споры между государствами-участниками СНГ, дает характеристику и определяет основание их юрисдикции. Например, по предмету компетенции и по сфере действия юрисдикции Международный Суд ООН является универсальным судебным органом, не имеющим ограничений. Иные международные судебные органы рассматривают споры в рамках интеграционных объединений (Суд Европейских Сообществ, Суд ОБСЕ по примирению и арбитражу) либо имеют специальную (ограниченную) предметную юрисдикцию независимо от того, являются они региональными или универсальными (Европейский суд по правам человека, Международный трибунал по морскому праву). Споры между государствами-участниками СНГ по поводу обязательств, принятых ими в рамках СНГ, названным органам неподсудны.
В консультативном заключении определяются возможность обращения в Международный Суд ООН и Постоянную палату третейского правосудия при разрешении споров между государствами Содружества, финансовые издержки, связанные с такими обращениями.

Решение от 30 мая 1995 года № 05/95 о толковании применения Положения об Экономическом Суде Содружества Независимых Государств касается порядка опубликования решений Суда в изданиях Содружества и средствах массовой информации государств-участников Соглашения о статусе Экономического Суда СНГ от 6 июля 1992 года.
Экономический Суд СНГ пришел к выводу, что в соответствии с пунктом 16 Положения об Экономическом Суде СНГ решения Суда и постановления его Пленума подлежат обязательному опубликованию в изданиях Содружества и средствах массовой информации всех государств-участников Соглашения о статусе Экономического Суда СНГ от 6 июля 1992 года независимо от их участия в рассмотрении дела.

Консультативное заключение от 15 мая 2001 года № 01-1/1-2001 о толковании Положения об Экономическом Суде Содружества Независимых Государств от 6 июля 1992 года разъясняет, существуют ли сроки исковой давности при разрешении межгосударственных экономических споров, возникающих при исполнении экономических обязательств и отнесенных к компетенции Экономического Суда СНГ статьей 3 Положения об Экономическом Суде СНГ.
По мнению Экономического Суда СНГ, ответ на данный вопрос определяется правовой природой споров, отнесенных к его компетенции, которые возникают при исполнении актов, носящих публично-правовой характер (соглашения между государствами, акты органов (институтов) Содружества). Сроки исковой давности к требованиям государств, вытекающим из факта неисполнения экономических обязательств, предусмотренных такими актами, не применяются, поскольку нормы и обычаи международного права правил об исковой давности не устанавливают.
К требованиям государств, вытекающим из международных договоров купли-продажи, применяются сроки исковой давности, установленные Нью-Йоркской конвенцией об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 года с поправками, внесенными Протоколом 1980 года в соответствии с условиями, определенными Конвенцией. К требованиям государств, вытекающим из частно-правовых сделок, заключенных на их территории и регулируемых национальным законодательством, сроки исковой давности применяются на общих основаниях, если национальным законодательством не установлено иное.
 
 
 

ТОЛКОВАНИЕ СООТВЕТСТВИЯ ПОЛОЖЕНИЙ СОГЛАШЕНИЙ, ЗАКЛЮЧЕННЫХ В РАМКАХ СНГ, АКТОВ ОРГАНОВ СОДРУЖЕСТВА НОРМАМ И ПРИНЦИПАМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Решение от 14 марта 1996 года № 14/95/С-1/7-96 о толковании статей 1 и 2 Соглашения о признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 года разъясняет вопрос о праве собственности на линии электропередач и магистральные газопроводы, построенные на территории Республики Таджикистан и Республики Узбекистан в период существования Союза ССР.
В решении Экономический Суд СНГ уточнил значение терминов «имущество», «территория государства-участника», «ведение государства» для целей Соглашения. Суд констатировал, что имущество бывшего Союза ССР, находящееся на территории государства-участника Соглашения от 9 октября 1992 года, переходит в его собственность. То же правило применяется, если часть имущества (в том числе структурные единицы, подразделения) бывшего союзного предприятия, объединения, организации расположена на территории государства-участника Соглашения, несмотря на то, что само предприятие — на территории другого государства-участника, и указанное имущество числилось (числится) на их балансе и находилось в их ведении. Участки линий электропередач, расположенные на территории Республики Таджикистан, находились в ведении Министерства энергетики Республики Узбекистан.
Имущество бывшего Союза ССР переходит в собственность государства-участника на основании актов, принятых его высшими органами власти и управления.
Государство-участник сохраняет принадлежавшее ему право собственности на объекты, находящиеся на территории другого государства-участника, включая право собственности на доли в объекте, принадлежавшем на праве общей собственности нескольким бывшим союзным республикам — государствам-участникам Соглашения.

Решение от 22 мая 1996 года № С-1/10-96 о толковании Соглашения о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 года касается применимости положений данного Соглашения в отношении имущества Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи (далее — ВЛКСМ). Экономический
Суд СНГ отмечает, что решение данного вопроса определяется социально-правовой природой этой организации и правовым режимом ее имущества.
В соответствии с его Уставом от 17 апреля 1987 года ВЛКСМ являлся общественной организацией — юридическим лицом, организованным по территориально-производственному признаку. Имущество ВЛКСМ обобществлялось на уровне организации в целом. Структурные подразделения пользовались и распоряжались имуществом на праве оперативного управления. В сентябре 1991 года ВЛКСМ был реорганизован путем разделения. При этом имущество ВЛКСМ перешло его правопреемникам в определенных съездом долях.
Экономический Суд СНГ признал, что к имуществу ВЛКСМ как общественной организации, а также к имуществу, перешедшему к его правопреемникам, применимы положения статей 2, 13 и 15 Соглашения от 9 октября 1992 года в части: признания каждым государством-участником Соглашения права собственности юридических лиц — правопреемников бывшего ВЛКСМ, другого государства-участника на объекты (в том числе доли, паи, акции), расположенные на территории первого, то есть признающего государства (статья 2); регулирования объектов, являющихся собственностью правопреемников ВЛКСМ, в соответствии с законами государства-участника, на территории которого они расположены (статья 13); правовой защиты собственности юридических лиц государств-участников, обеспечиваемой государством-участником, на территории которого эта собственность находится, невозможности ее принудительного изъятия, кроме исключительных случаев, предусмотренных законодательными актами, и выплате компенсации в случае такого изъятия (статья 15).

Заключение (май 1995 года) по вопросу о разделе государственных невоенных морских судов бывшего Союза ССР не касается непосредственно поставленного вопроса в связи с неподсудностью дела Экономическому
Суду СНГ: заявителем не были соблюдены требования, предъявляемые к направляемым в Суд заявлениям о разрешении спора; вопрос о разделе государственных невоенных судов не регулируется ни международными соглашениями, ни актами органов СНГ.
В заключении, однако, исследована нормативная база по вопросу правопреемства, определены его основные принципы и дан обзор международных соглашений и иных актов в рамках СНГ.
Суд рекомендовал государствам решить вопрос о разделе государственных невоенных морских судов бывшего СССР путем переговоров.

Заключение от 23 мая 1996 года № 10/95/С-1/3-96 об отнесении к подсудности Экономического Суда Содружества Независимых Государств споров о возмещении убытков юридических и физических лиц — владельцев валютных вкладов во Внешэкономбанке СССР и его филиалах было вызвано заблокированием после распада бывшего Союза ССР Внешэкономбанком и Правительством Российской Федерации валютных счетов Внешэкономбанка СССР и его филиалов.
Экономический Суд СНГ пришел к выводу о неподсудности ему данного запроса по той причине, что государствами-участниками СНГ на момент вынесения решения не было заключено соглашений и не принято иных актов органов СНГ, определяющих судьбу валютных вкладов клиентов бывшего Внешэкономбанка СССР (его филиалов) и регламентирующих вопросы возмещения убытков данных лиц, а также устанавливающих подсудность возникающих в связи с этим споров. Экономический Суд учитывал также, что государства-участники Содружества (в первую очередь, Российская Федерация) решали данный вопрос на национальном уровне.

Консультативное заключение от 15 мая 1996 года № 06/95/С-1/1-96 по вопросу о соответствии соглашений, принятых в рамках Содружества, к которым были сделаны оговорки, положениям Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года дает классификацию соглашений, принятых в рамках СНГ, решений, меморандумов Совета глав государств, Совета глав правительств, к которым были сделаны оговорки, по объекту: соглашения, учреждающие международные образования; договоры по экономическим, социальным, политическим, гуманитарным вопросам.
В связи с неоднозначным статусом решений высших органов СНГ Экономический Суд СНГ выделил критерии, по которым такие акты могут быть отнесены к международным договорам. Последние включают:
решения глав государств и правительств, одобряющие проекты соглашений и приложения к ним; учреждающие органы, предусмотренные международным соглашением;
заявления глав государств и правительств, если они являются приложением к договору;
меморандумы, декларации глав государств и правительств, если они имеют соответствующие атрибуты международных соглашений.
Экономический Суд СНГ выделил критерии правомерности оговорок (порядок, форма, объект) и, проанализировав оговорки, сделанные государствами к соглашениям, заключенным в рамках СНГ в 1991 — 1995 годах, определил те из них, которые не соответствуют предъявляемым требованиям.
Суд подчеркивает значимость роли депозитария в процессе заявления оговорок, их принятия или возражения против них.

Решение от 22 июня 1998 года № 01-1/1-98 о толковании некоторых договоров, заключенных в рамках Содружества, и актов органов Содружества Независимых Государств на предмет возможности оговорок, соответствия их объекту и целям указанных соглашений касается статуса оговорок, сформулированных государствами при подписании семи заключенных в рамках СНГ соглашений и актов Содружества.
Экономический Суд СНГ установил, что три из семи толкуемых документов, а именно: Решение о неотложных мерах по развитию МТРК «Мир» от 17 января 1997 года; Решение о проекте Концепции экономического интеграционного развития СНГ от 27 марта 1997 года; Решение о механизме реализации Концепции экономического интеграционного развития СНГ от 9 октября 1997 года, не являются международными договорами, поэтому к ним как к актам международной межправительственной организации оговорки не могут быть сформулированы. В связи с этим сделанные к ним государствами заявления, содержащие общие ссылки на национальное законодательство, оговорками не являются.
Оставшиеся четыре акта — Соглашение о сотрудничестве в области распространения знаний и образования взрослых от 17 января 1997 года; Соглашение об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в государствах-участниках Содружества Независимых Государств от 28 марта 1997 года; Решение СНГ от 19 января 1996 года о продлении срока действия Решения государств-участников СНГ о мерах по стабилизации обстановки на участке Государственной границы Республики Таджикистан с Афганистаном от 22 января 1993 года; Решение о порядке подготовки и обучения военного и гражданского персонала государств-участников СНГ, выделяемого в состав Коллективных сил по поддержанию мира, от 8 октября 1996 года, не содержат запрета формулировать оговорки и не определяют, к каким положениям соглашений они могут быть сделаны. Допустимость сформулированных оговорок должна оцениваться с позиции совместимости их с объектом и целями соответствующих соглашений.
Экономический Суд СНГ признает несовместимыми с объектом и целью соответствующего договора оговорки, сформулированные:
Республикой Азербайджан — об исключении в отношении ее действия статьи 9 Соглашения о сотрудничестве в области распространения знаний и образования взрослых от 17 января 1997 года;
Республикой Армения — об изменении редакции части первой статьи 3 и об исключении в отношении ее действия частей второй и третьей статьи 3 Соглашения об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в государствах-участниках Содружества Независимых Государств от 28 марта 1997 года;
Республикой Беларусь — об исключении в отношении ее действия частей второй и третьей статьи 3 Соглашения об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в государствах-участниках СНГ от 28 марта 1997 года.
Экономическим Судом СНГ подчеркивается, что в случае, если государства формулируют оговорки, несовместимые с объектом и целями международного договора, депозитарий вправе обратить внимание других участников на это. Окончательное решение по вопросу о совместимости сделанных оговорок принимают сами государства-участники соответствующего соглашения. Государства-участники соглашения, а также Исполнительный Секретариат СНГ, выполняющий функции депозитария, могут обратиться в Экономический Суд СНГ с запросом о толковании соглашения на предмет определения его целей и объекта и совместимости с ними сформулированных оговорок. Позиция Экономического Суда может учитываться государствами при определении юридических последствий оговорок, несовместимых с целями и объектом соглашения.
Экономический Суд СНГ решил признать целесообразным доработку правил 20 и 21 Правил процедуры Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ, утвержденных Решением Совета глав государств СНГ от 17 мая 1996 года, с целью определения круга вопросов, по которым могут приниматься решения, возможности формулирования при их принятии оговорок, определения формы выражения незаинтересованности государства в том или ином вопросе.

Решение от 10 сентября 1996 года № С-1/13-96 о толковании статей 83 и 86 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года разъясняет порядок вступления ее в силу для Азербайджанской Республики и Грузии и необходимости сдачи на хранение ратификационных грамот названных государств после получения согласия на их присоединение от государств-участников данной Конвенции.
Поскольку в соответствии со статьей 83 Конвенции ратификация как форма выражения согласия государств на обязательность для них Конвенции предусматривается только для государств, подписавших ее 22 января 1993 года, использование этого способа в отношении иных государств, в частности для Азербайджанской Республики и Грузии, не требуется. Для государств, желающих присоединиться к  Конвенции после ее вступления в силу, согласие на обязательность положений Конвенции выражается в форме уведомления (ноты) о присоединении к ней без их последующей ратификации.
Момент вступления в силу Конвенции от 22 января 1993 года для государств, выразивших волю присоединиться к ней, определен статьей 86 данной Конвенции и исчисляется тридцатью днями со дня получения депозитарием сообщения о согласии на присоединение к ней. Для Азербайджанской Республики и Грузии Конвенция вступила в силу 11 июля 1996 года.

Решение от 25 марта 1996 года № 11/95/С-1/4-96 о толковании Соглашения между Правительством Республики Молдова и Правительством Республики Беларусь о свободной торговле от 16 июня 1993 года вызвано взиманием Республикой Беларусь таможенных пошлин, не предусмотренных указанным Соглашением.
Экономическим Судом СНГ установлено, что во исполнение пункта 1 статьи 1 Соглашения в Постановление Кабинета Министров Республики Беларусь от 19 апреля 1995 года ¹ 218 было включено положение о невзимании экспортных пошлин при вывозе в Республику Молдова товаров, происходящих из Республики Беларусь. После подписания 6 января 1995 года Соглашения о Таможенном союзе между Республикой Беларусь и Российской Федерацией, в котором, в частности, предусмотрено установление общих таможенных тарифов в отношении третьих стран (пункт 2 «а» статьи 1, пункт 1.1 статьи 2), Кабинет Министров Республики Беларусь 28 августа 1995 года внес изменения в Постановление от 19 апреля 1995 года, вследствие чего взимание таможенных пошлин с товаров, экспортируемых в Республику Молдова, было возобновлено.
Опираясь на принципы международного права, и в частности принципы права международных договоров, Экономический Суд СНГ констатирует, что подписание Соглашения о Таможенном союзе между Республикой Беларусь и Российской Федерацией от 6 января 1995 года и принятие Кабинетом Министров Республики Беларусь Постановления от 28 августа 1995 года не дают оснований для неисполнения Республикой Беларусь своих обязательств перед Республикой Молдова по Соглашению о свободной торговле от 16 июня 1993 года. В связи с этим возложенное на Республику Молдова обязательство уплаты таможенных пошлин за экспортируемые из Республики Беларусь товары при отсутствии ее письменного согласия не имеет юридической силы.
 
 
 

ТОЛКОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ СОГЛАШЕНИЙ, РЕГУЛИРУЮЩИХ ВОПРОСЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРАВ РАЗЛИЧНЫХ КАТЕГОРИЙ ГРАЖДАН ГОСУДАРСТВ-УЧАСТНИКОВ СНГ

Толкование применения соглашений, регулирующих пенсионное обеспечение граждан Содружества в целом

Решение от 7 апреля 2005 года № 01-1/6-04 о толковании Соглашения о гарантиях прав граждан государств-участников Содружества Независимых Государств в области пенсионного обеспечения от 13 марта 1992 года регламентирует вопрос, должны ли государства-участники данного Соглашения для установления права на пенсию, в том числе пенсию на льготных основаниях и за выслугу лет, гражданам государств-участников Соглашения учитывать трудовой стаж, приобретенный последними на территории государств, входивших в состав СССР и в последующем не ставших участниками вышеуказанного Соглашения.
Из содержания пункта 2 статьи 6 следует, что при определении трудового стажа для установления права на пенсию гражданам государств-участников Соглашения, включая вышеуказанные случаи, должны учитываться: трудовой стаж, приобретенный гражданами на территории любого из государств-участников Соглашения с момента его подписания государством гражданства лица; трудовой стаж, приобретенный гражданами на территории государств, входивших в состав бывшего Союза  ССР и впоследствии не ставших участниками указанного Соглашения до момента его вступления в силу.
Учет трудового стажа, приобретенного гражданами на территории государств, не подписавших Соглашение от 13 марта 1992 года после вступления в силу последнего, регулируется двусторонними соглашениями между соответствующими государствами-участниками СНГ.
Соглашение от 13 марта 1992 года не налагает на государства, не являющиеся его участниками, обязанность учитывать стаж работы лиц, приобретенный ими на территории других государств-участников СНГ. В то же время Экономический Суд СНГ считает, что государства обязаны учитывать трудовой стаж, приобретенный гражданами на территории бывшего Союза ССР, в силу обязательств, принятых государствами при подписании Соглашения о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года и Протокола к нему от 21 декабря 1991 года (статья 2 Соглашения от 8 декабря 1991 года закрепляет гарантии гражданских, политических, социальных, экономических, культурных прав), а также на основе принципов международного права и практики, сложившейся в государствах-участниках СНГ.

Толкование применения соглашений, регулирующих социальные и правовые гарантии военнослужащих, лиц, уволенных в запас, и членов их семей

Четыре решения Экономического Суда СНГ посвящены толкованию Соглашения о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы и членов их семей от 14 февраля 1992 года, а именно: статьи 1 в части порядка оплаты расходов на поездку военнослужащих в отпуск из одного государства-участника СНГ в другое (решение от 15 апреля 1999 года № 01-1/5-98, определения от 14 октября 1999 года № 01-1/5-98); абзаца шестого части первой статьи 2 — относительно возможности использования при пересечении государственной границы государства Содружества права провозить личное имущество без взимания пошлин, налогов и оплат, за исключением предметов, вывоз (ввоз) которых запрещен законодательством соответствующего государства (решение от 16 декабря 2003 года № 01-1/3-03); статьи 3 Соглашения от 14 февраля 1992 года, а также статьи 1 и части первой статьи 2 Соглашения об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в государствах СНГ от 28 марта 1997 года (консультативное заключение от 11 декабря 2002 года № 01-1/4-02) по вопросу о наличии права военнослужащих, состоявших ранее на военной службе в Вооруженных Силах СССР и продолживших службу в вооруженных силах одного из государств-участников СНГ, на обеспечение жилой площадью в другом государстве при переезде на его территорию на постоянное место жительства после увольнения с военной службы.

Решения Экономического Суда СНГ по указанным делам базируются на следующих посылках.
Вопросы, касающиеся социальных и правовых гарантий военнослужащих, в том числе их пенсионного обеспечения, должны решаться с учетом права военнослужащих переводиться для прохождения военной службы или увольняться в запас (отставку) из одного государства Содружества в другое; сохранять гражданство государства-участника СНГ, которое они имели до призыва (поступления) на военную службу, и после увольнения с военной службы; принимать гражданство государства пребывания; оставаться на постоянное жительство на его территории или избирать другое место жительства. Реализация указанных выше прав никакими временными рамками не ограничивается.

Соглашение от 14 февраля 1992 года носит рамочный характер. Оно содержит общие принципы социальной и правовой защиты военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей, подлежащие реализации в национальном законодательстве государств. В качестве основополагающего императивного принципа Соглашение предусмотрело сохранение уровня прав и льгот, ранее предоставленных военнослужащим, лицам, уволенным с военной службы, и членам их семей законодательством бывшего Союза ССР, недопустимость их одностороннего ограничения, а также право государств-участников Содружества принимать меры по усилению социальной защиты указанной категории граждан в целях создания надлежащего уровня жизни и условий для несения службы. В целях обеспечения социальных прав указанных лиц государства обязались принять в течение 1992 года соответствующие национальные акты (статья 4 Соглашения от 14 февраля 1992 года), из чего следует, что Соглашение от 14 февраля 1992 года не содержит норм прямого действия.
Экономическим Судом СНГ установлено, что несмотря на то, что положения абзаца шестого части первой статьи 2 Соглашения от 14 февраля 1992 года не определяют основания пересечения государственной границы военнослужащим, лицом, уволенным с военной службы, и членами их семей, комплексный анализ норм Соглашения с учетом его предмета и целей позволил Суду прийти к выводу, что для целей данного Соглашения пересечение границы должно быть связано с изменением места службы или места постоянного жительства указанных выше лиц.
В связи с тем, что непринятие государствами нормативных правовых актов, направленных на обеспечение социальных и правовых гарантий военнослужащих, лиц, уволенных в с военной службы, и членов их семей, нарушает права указанных категорий лиц, Экономический Суд СНГ рекомендует государствам-участникам Соглашения от 14 февраля 1992 года, не выполнившим своих обязательств по статье 4 Соглашения, урегулировать данный вопрос, в том числе право военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей на льготный провоз личного имущества.

Статья 3 принятого в рамках реализации Соглашения от 14 февраля 1992 года Протокола от 25 января 2000 года непосредственно устанавливает право военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей при следовании к новому месту службы или постоянному месту жительства на территорию государства Содружества при пересечении государственной границы провозить без взимания таможенных платежей, налогов и сборов (таможенных пошлин) личное имущество, за исключением предметов, вывоз (ввоз) которых запрещен законодательством соответствующего государства Содружества. Экономический Суд СНГ считает, что данная норма обладает прямым действием и подлежит применению независимо от положений национального законодательства государств-участников Протокола.
В рамках толкования статьи 1 Соглашения от 14 февраля 1992 года (решение от 15 апреля 1999 года № 01 1/5 98, определения от 14 октября 1999 года № 01-1/5-98) Экономический Суд СНГ отмечает, что данное Соглашение пролонгирует действие Положения о льготах для военнослужащих, военнообязанных, лиц, уволенных с военной службы в отставку, и их семей, утвержденное Постановлением Совета Министров СССР от 17 февраля 1981 года ¹ 193, согласно которому указанным лицам предоставлялось право на проезд за счет Министерства обороны СССР при следовании в очередные отпуска.
С принятием специальных актов национального законодательства порядок и условия возмещения расходов на проезд в отпуск военнослужащих как один из элементов их статуса регулируется законодательством соответствующего государства-участника СНГ. Если законодательными актами государства-участника Содружества порядок возмещения расходов по проезду военнослужащих и членов их семей в отпуск не предусматривается, подлежат применению нормы законодательства бывшего Союза ССР. Экономическим Судом СНГ подчеркивается, что указанные правила сохраняются за военнослужащим, поступившим на военную службу до 14 февраля 1992 года, в течение последующего его непрерывного пребывания на военной службе, т. е. до увольнения в запас или в отставку. При повторном поступлении на военную службу гражданин приобретает статус военнослужащего, содержание которого определено законодательством соответствующего государства-участника, действующим в момент повторного поступления на военную службу, и может отличаться от норм союзного законодательства.

Экономический Суд СНГ разъясняет, что термин «уровень прав и льгот», употребляемый в статье 1 Соглашения от 14 февраля 1992 года, непосредственно относится к объему и характеру получаемых управомоченными лицами материальных благ. По мнению Суда, право совершения бесплатных поездок в отпуск должно распространяться на всю территорию соответствующего государства, включая анклавы, если таковые имеются. Поездки военнослужащих в отпуск за границу, в том числе и в пределах территории бывшего Союза ССР, должны оплачиваться за счет личных средств военнослужащего, за исключением случаев, когда национальное законодательство предусматривает иное.
При этом правило о сохранении объема прав и льгот на уровне, закрепленном в законодательстве бывшего СССР, на таких лиц не распространяется и может быть предоставлен государствами-участниками Соглашения от 14 февраля 1992 года исключительно на добровольной основе.
В рамках консультативного заключения от 11 декабря 2002 года № 01 1/4 02 Экономический Суд СНГ пришел к выводу, что статья 3 Соглашения от 14 февраля 1992 года носит ограниченный характер: в субъектной сфере она распространяется только на военнослужащих и членов их семей, не имеющих жилья или нуждающихся в его улучшении, не затрагивая вопросов жилищного обеспечения лиц, уволенных с военной службы, и закрепляет только право указанных лиц на проживание в занимаемых жилых помещениях. Принятое государствами-участниками СНГ специальное Соглашение от 28 марта 1997 года является договором специального характера, конкретизирующим Соглашение от 14 февраля 1992 года, включая право на обеспечение жильем граждан, уволенных с военной службы, при переезде их на постоянное место жительства в другое государство Содружества. Данное право гарантируется рядом мер, осуществляемых государствами их прежнего места службы (жительства), включая случаи приобретения для них жилых помещений по избранному ими постоянному месту жительства как при условии сдачи занимаемых этими гражданами помещений по прежнему месту жительства, так и в случае отсутствия таковой, если жилые помещения им не предоставлялись. Суд отмечает, что Соглашение от 14 февраля 1997 года вступило в силу только для четырех государств-участников СНГ (Республика Армения, Республика Беларусь, Кыргызская Республика и Республика Таджикистан). Более того, Республика Армения и Республика Беларусь присоединились к указанному Соглашению с оговорками.
Протокол от 25 января 2000 года к Соглашению от 14 февраля 1992 года закрепил жилищные права граждан, уволенных с военной службы, по аналогии с Соглашением от 28 марта 1997 года, включая право на обмен занимаемых жилых помещений с гражданами других государств Содружества в связи с переездом на постоянное место жительства в другое государство Содружества.
Из изложенного следует, что национальное законодательство государств-участников СНГ не содержит согласованных положений по вопросу обеспечения прав на жилье лиц, уволенных в военной службы, а в содержательном плане зависит от регламентации данного вопроса в Соглашении от 14 февраля 1992 года или Соглашении от 28 марта 1997 года, участниками которых государства являются. Экономическим Судом СНГ были установлены нормы, подлежащие применению в данной сфере в отношении конкретных государств Содружества.

Целый ряд решений Экономического Суда СНГ посвящен толкованию вопросов, связанных с социальным страхованием и выплатой пенсий военнослужащим, членам их семей и лицам, уволенным в с военной службы. Экономическим Судом СНГ установлено, что при рассмотрении данных вопросов следует руководствоваться как Соглашением о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств-участников СНГ от 15 мая 1992 года, так и Соглашением о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей от 14 февраля 1992 года. Последнее закрепляет основные принципы обеспечения социальных и правовых гарантий указанных выше лиц: объем предоставляемых прав должен быть не ниже установленного ранее законодательными и другими нормативными актами бывшего Союза ССР; должна обеспечиваться вся полнота прав и свобод, в том числе право получать пенсию и пользоваться медицинским и другими видами социального обеспечения.

Решение от 28 февраля 1996 года № 13/95/С-1/6-96 о толковании применения Соглашения о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств-участников Содружества Независимых Государств от 15 мая 1992 года определяет, распространяется ли Соглашение от 15 мая 1992 года на выплату пособий членам семей умерших военнослужащих и военных пенсионеров.
Экономический Суд СНГ считает, что выражение «и другими видами социального обеспечения», использованное в статье 2 Соглашения от 14 февраля 1992 года, включает и пособия, предусмотренные законодательством государств-участников Содружества, как вид социального обеспечения.
Поскольку зависимость размера некоторых пособий членам семей умерших военных пенсионеров от размера пенсии последних устанавливает законодательство Союза ССР и государств-участников Содружества, то, по мнению Экономического Суда СНГ, сфера применения Соглашения от 15 мая 1992 года охватывает обеспечение военнослужащих государств Содружества и членов их семей пенсиями, пособиями по обязательному государственному страхованию, пособиями членам семей умерших пенсионеров из числа военнослужащих (в частности, единовременного пособия по случаю смерти кормильца, пособия на погребение), размеры которых зависят от размера пенсии лиц, уволенных с военной службы. Указанные пособия назначаются на условиях, по нормам и в порядке, предусмотренном законодательством государства-участника Соглашения от 15 мая 1992 года, в соответствии с которым выплачивалась пенсия лицу, уволенному с военной службы, ко дню его смерти.

Решение от 4 сентября 1996 года № С-1/11-96 о толковании Соглашения между государствами-участниками Содружества Независимых Государств о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей от 14 февраля 1992 года; Соглашения о гарантиях прав граждан государств-участников Содружества Независимых Государств в области пенсионного обеспечения от 13 марта 1992 года; Соглашения о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств-участников Содружества Независимых Государств от 15 мая 1992 года и определение от 20 марта 1997 года № С-1/11-96 касаются вопроса обязательного государственного страхования военнослужащих и членов их семей, проживающих на территории государств-участников Соглашения от 15 мая 1992 года. Неоднозначно интерпретируются положения указанных соглашений, определяющие, по законодательству какого государства (государства, где военнослужащие проходили службу, либо государства, в котором проживают военнослужащие и члены их семей) осуществляется пенсионное обеспечение военнослужащих и членов их семей, обязательное государственное страхование военнослужащих, а также за счет финансовых ресурсов какого государства должна осуществляться выплата страховых сумм и единовременного пособия военнослужащим либо членам семей погибших военнослужащих.
Экономическим Судом СНГ установлено, что Соглашение от 15 мая 1992 года по-разному определяет применимый правопорядок в области пенсионного обеспечения и обязательного государственного страхования лиц, указанных в нем. Пенсионное обеспечение военнослужащих и членов их семей осуществляется в соответствии с законодательством государств, в которых проживают военнослужащие и их семьи, с учетом выслуги лет на территории государства, где военнослужащие проходили службу (статья 2 Соглашения). Государственное социальное страхование военнослужащих осуществляется по месту прохождения службы военнослужащих. Исходя из специфики отношений, связанных с государственным социальным страхованием, выплата пособий по социальному страхованию осуществляется по законодательству государства, где проживают (проживали на момент заключения договора страхования) сами военнослужащие. Выплаты страховых сумм членам семьи погибшего военнослужащего должны производиться страховой организацией или иным уполномоченным органом государства, в вооруженных силах которого служил и где был застрахован военнослужащий, независимо от места проживания его или членов его семьи.

Решение от 20 января 2000 года № 01-1/5-99 о толковании пункта 1 статьи 2 Соглашения о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств-участников Содружества Независимых Государств от 15 мая 1992 года определяет, законодательство какого государства — места проживания военнослужащего (и, следовательно, места назначения пенсии) либо места службы должно применяться при льготном исчислении выслуги лет военнослужащим за период службы в Вооруженных Силах СССР на территориях бывших союзных республик и уволенных из Вооруженных Сил СССР и военнослужащим, проходившим службу в другом государстве и переведенным для продолжения службы в вооруженные силы государства по новому месту жительства и уволенных из указанных вооруженных сил.
Также ставится вопрос о возможности применения законодательства государства-участника по месту службы военнослужащего (а именно Республики Казахстан), если оно устанавливает основание для льготного исчисления выслуги лет, которое не было предусмотрено законодательством бывшего Союза ССР, в период действия которого проходил службу военнослужащий.
Действие Соглашения от 15 мая 1992 года, вступившего в силу с момента подписания государствами-участниками, распространяется на отношения по пенсионному обеспечению военнослужащих, уволенных из вооруженных сил после его принятия.
Исходя из содержания статьи 2 Соглашения от 15 мая 1992 года, Экономический Суд СНГ установил, что при назначении пенсии военнослужащему государства-участники обязаны засчитывать его службу в другом государстве-участнике Соглашения в выслугу лет, в том числе в льготном исчислении, на основании законодательства этого другого государства независимо от сроков его принятия, в том числе в период их вхождения в состав Союза ССР, и реализующим право на пенсионное обеспечение после принятия государством места службы соответствующего законодательства. При отсутствии регулирования соответствующих вопросов на национальном уровне применению подлежит законодательство бывшего Союза СССР.
В связи с тем, что основанием запроса послужили различия в позиции Российской Федерации и Республики Казахстан Экономический Суд СНГ разъясняет, что в соответствии с частью первой пункта 2 Соглашения от 15 мая 1992 года право на льготное исчисление выслуги лет за период службы в Вооруженных Силах Союза ССР с 29 августа 1949 года по 1 января 1992 года на территории Республики Казахстан в период ее вхождения в СССР на основании Закона Республики Казахстан «О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне» от 18 декабря 1992 года имеют военнослужащие, продолжившие службу в Вооруженных силах Республики Казахстан и уволившиеся из них в связи с переездом в другое государство либо переведенные в вооруженные силы других государств-участников Соглашения от 15 мая 1992 года после вступления в силу Закона от 18 декабря 1992 года.
Экономический Суд СНГ также указал, что льготное исчисление выслуги лет военнослужащим, проходившим службу в Вооруженных силах Республики Казахстан и уволившимся из них в связи с переездом в другое государство либо переведенным в вооруженные силы другого государства-участника Соглашения от 15 мая 1992 года, в период с 1 января 1993 года по 31 декабря 1997 года осуществлялось на основании Закона Республики Казахстан «О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне» от 18 декабря 1992 года, а с 1 января 1998 года производится на основании Закона Республики Казахстан «О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан» от 20 июня 1997 года, а также Постановления Правительства Республики Казахстан «Об утверждении Правил исчисления выслуги лет военнослужащим, сотрудникам органов внутренних дел Республики Казахстан, назначения и выплаты единовременных пособий» от 26 августа 1998 года № 803 (определение от 18 ноября 2004 года ¹№01 1/5 99).

Экономическим Судом СНГ по собственной инициативе (определение от 18 ноября 2004 года № 01-1/5-99) и по запросу Исполнительного комитета  СНГ (определение от 14 ноября 2001 года ¹ 01-1/5-99) были даны разъяснение решения от 20 января 2000 года № 01-1/5-99. Судом подчеркивается, что вопросы пенсионного обеспечения военнослужащих, включая определение круга лиц, имеющих право на получение пенсии, исчисление стажа, необходимого для назначения пенсии, назначение, исчисление, выплату, перерасчет пенсий, регулируются законодательством государства, в котором проживает подлежащее пенсионному обеспечению лицо. При этом учитывается выслуга лет в другом государстве-участнике Соглашения, в том числе (в льготном исчислении) в порядке, определяемом законодательством этого другого государства. Расходы по выплате пенсий производятся из бюджета того государства, на территории которого проживает пенсионер.
Поскольку уровень прав и льгот военнослужащих и членов их семей, в том числе права на пенсионное обеспечение, предоставляемых этим лицам государствами-участниками Содружества, не может быть ниже, нежели уровень, установленный ранее для соответствующих категорий лиц законодательством Союза ССР, если в государстве, где проживает военнослужащий или члены его семьи, нормативный акт, регулирующий пенсионное обеспечение этой категории лиц, не принят или существует, но в нем отсутствует регламентация прав той или иной категории военнослужащих (членов их семей), либо действующий акт ухудшает положение военнослужащих и членов их семей в области пенсионного обеспечения по сравнению с положением, предусмотренным законодательными и иными актами бывшего СССР, обеспечение этих лиц пенсиями осуществляется на условиях, по нормам и в порядке, действовавших в СССР.

Решение от 24 июня 2002 года № 01-1/1-02 о толковании Соглашения о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств-участников Содружества Независимых Государств от 15 мая 1992 года и Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о гарантиях пенсионных прав жителей г.Байконур Республики Казахстан от 27 апреля 1996 года касается вопроса, исключают ли нормы Соглашения от 27 апреля 1996 года, согласно которым пенсионное обеспечение жителей г.Байконур производится по нормам законодательства Российской Федерации, применение положений Соглашения от 15 мая 1992 года, устанавливающего, что пенсионное обеспечение и обязательное государственное страхование военнослужащих вооруженных сил государств-участников СНГ осуществляется на условиях, по нормам и в порядке, закрепленным законодательством государств-участников, на территории которых проживают указанные лица, в части порядка выплаты пенсий бывшим военнослужащим и членам их семей — гражданам Российской Федерации, проживающим в г.Байконур Республики Казахстан.
Поводом для обращения в Экономический Суд СНГ послужило то, что Республика Казахстан, основываясь на договоренностях, достигнутых 27 июня 2001 года в ходе заседания Подкомиссии по комплексу «Байконур», прекратила с 1 января 2001 года выплату пенсий военнослужащим — гражданам Российской Федерации, и членам их семей, проживающим в г.Байконур.
Экономический Суд СНГ отметил, что указанные соглашения имеют различную сферу применения. Соглашение от 15 мая 1992 года регулирует вопросы пенсионного обеспечения военнослужащих, лиц, уволенных в запас, и членов их семей, а Соглашение от 27 апреля 1996 года — пенсионное обеспечение гражданских лиц г.Байконур. В связи с этим нормы Соглашения от 27 апреля 1996 года не исключают применения положений Соглашения от 15 мая 1992 года. Пенсионное обеспечение военнослужащих, уволенных с военной службы, и членов их семей, являющихся гражданами Российской Федерации и проживающих на комплексе «Байконур», должно осуществляться в соответствии с положениями Соглашения от 15 мая 1992 года.
Изменение данного порядка возможно в случае денонсации одной из сторон Соглашения от 15 мая 1992 года или заключения между Российской Федерацией и Республикой Казахстан отдельного двустороннего соглашения о пенсионном обеспечении указанных лиц.

Толкование применения соглашений, регулирующих пенсионное обеспечение и социальное страхование сотрудников органов внутренних дел и прокуратуры

Решение от 13 мая 2004 года № 01-1/7-03 о толковании Соглашения о порядке пенсионного обеспечения и государственного страхования сотрудников органов внутренних дел государств-участников Содружества Независимых Государств от 24 декабря 1993 года определяет, распространяются ли правила статей 1  —   3 Соглашения на лиц начальствующего и рядового состава, проходивших перед выходом на пенсию службу в учреждениях и органах системы исполнения наказаний, налоговой полиции и иных структурах, не входящих в систему органов внутренних дел (далее — ОВД) в некоторых государствах-участниках Соглашения.
Экономический Суд СНГ отмечает, что Соглашение от 24 декабря 1993 года носит рамочный характер и закрепляет определяющую роль законодательства места жительства лиц рядового и начальствующего состава сотрудников ОВД и их семей при осуществлении их пенсионного обеспечения. Данное правило сохраняется и при смене места жительства. На момент принятия Соглашения понятие «сотрудник органов внутренних дел» имело одинаковое смысловое значение и охватывало в разных государствах-участниках один и тот же круг лиц. В дальнейшем система органов, входящих в министерства внутренних дел государств-участников Соглашения, претерпела существенные изменения, что привело к изменению круга лиц, относящихся к сотрудникам ОВД. В частности, в Республике Казахстан, Украине, Республике Молдова, Республике Таджикистан из органов внутренних дел были исключены органы пенитенциарной системы. Однако пенсионное обеспечение сотрудников этих органов осуществляется по правилам, предусмотренным для сотрудников ОВД.
Экономический Суд СНГ отмечает, что в условиях реформирования системы ОВД обязательства государств по пенсионному обеспечению лиц начальствующего и рядового состава, проходивших перед выходом на пенсию службу в органах, входивших на момент принятия Соглашения от 24 декабря 1993 года в ОВД государств-участников, сохраняются. Государства-участники Соглашения от 24 декабря 1993 года, производя реорганизацию системы ОВД должны определить органы, осуществляющие пенсионное обеспечение прибывших на их территорию пенсионеров, либо принимать шаги по предотвращению коллизии национальных законодательств, в частности путем заключения двусторонних или многосторонних соглашений.

Решение от 23 мая 2002 года № 01-1/4-2001 о толковании Соглашения о взаимном зачете в общий трудовой стаж и выслугу лет службы в органах и учреждениях прокуратуры в государствах-участниках Содружества Независимых Государств от 25 ноября 1998 года относительно применимости статьи 2 Соглашения при регулировании вопросов взаимного зачета в общий трудовой стаж и выслугу лет службы в органах и учреждениях прокуратуры в качестве прокуроров и следователей органов прокуратуры, научных и педагогических работников научных и образовательных учреждений прокуратуры, в том числе исчисленных в льготном порядке, приобретенных в связи с трудовой деятельностью на территориях государств-участников СНГ, для установления права на пенсию, продолжительность отпуска и исчисление среднего заработка, сохраняемого за время ежегодного отпуска, а не только для выплаты надбавок (доплат) за выслугу лет к зарплате.
Экономическим Судом установлено, что при заключении Соглашения от 25 ноября 1998 года стороны намеренно исключили из предмета его регулирования вопросы социального обеспечения прокурорских работников, в связи с чем расширительное толкование статьи 2 Соглашения от 25 ноября 1998 года недопустимо.

Толкование применения соглашений, регулирующих выполнение в государствах норм, предусматривающих предоставление льгот по проезду инвалидов и участников ВОВ

Консультативное заключение от 26 июля 2000 года № 01 1/2 2000 о толковании Соглашения о взаимном признании прав на льготный проезд для инвалидов и участников Великой Отечественной войны, а также лиц, приравненных к ним, от 12 марта 1993 года рассматривает вопрос о праве государств-участников Соглашения посредством принятия национальных нормативных правовых актов отменять или уменьшать предусмотренный этим Соглашением объем льгот. Запрос вызван отменой в ряде государств-участников Соглашения от 12 марта 1993 года льгот по проезду, нерешенностью вопроса об обеспечении инвалидов и участников ВОВ талонами на льготный проезд железнодорожным, воздушным, водным или международным автомобильным транспортом на 2001 — 2005 годы в соответствии со статьей  7 Соглашения, а также жалобами граждан государств-участников на отказ предоставить им право льготного проезда из одного государства СНГ в другое.
Экономическим Судом СНГ установлено, что в большинстве случаев законодательство государств-участников Соглашения от 12 марта 1993 года регулирует вопросы предоставления льгот инвалидам и участникам ВОВ и лицам, приравненным к ним, однако вводит ограничения по видам транспорта и субъектам по сравнению с положениями Соглашения от 12 марта 1993 года.
Экономический Суд СНГ подчеркивает обязанность государств выполнять принятые на себя обязательства по Соглашению независимо от положений их законодательства. В случае возникновения коллизии между нормами национального права и правилами Соглашения должны применяться положения последнего.

Решение от 24 июня 2003 года № 01-1/2-03 о толковании Соглашения о взаимном признании прав на льготный проезд для инвалидов и участников Великой Отечественной войны, а также лиц, приравненных к ним, от 12 марта 1993 года касается применения статей  2, 3, 4 и 7 Соглашения по вопросам:

  • исключает ли использование инвалидами Великой Отечественной войны, а также лицами, приравненными к ним, сезонных льгот по оплате проезда на транспорте, предусмотренных частью третьей статьи 2 Соглашения от 12 марта 1993 года, возможность предоставления им льгот по проезду, предусмотренных частями первой и второй той же статьи, а также статьей 4 указанного Соглашения;
  • имеются ли ограничения в количестве поездок инвалидам Великой Отечественной войны и лицам, приравненным к ним, в период действия сезонных льгот по оплате проезда, предусмотренных частью третьей статьи 2 Соглашения от 12 марта 1993 года;
  • какие документы являются основанием для приобретения инвалидами Великой Отечественной войны и приравненными к ним лицами льготного проездного билета на транспорте в период действия предусмотренных частью третьей статьи 2 Соглашения от 12 марта 1993 года сезонных льгот по оплате проезда.

Экономический Суд СНГ пришел к выводу, что государства-участники Соглашения обязаны признавать на своей территории право на льготный проезд соответствующими видами транспорта инвалидов и участников ВОВ, а также лиц, приравненных к ним, как при передвижении внутри государства их места жительства, так и при передвижении из одного государства в другое, или на территории иных государств-участников.
Части первая, вторая и четвертая статьи  2, а также статьи 3 и 4 Соглашения устанавливают право инвалидов ВОВ I — III  групп, сопровождающих их лиц и лиц, приравненных к ним, на льготный (бесплатный или с 50% ной скидкой) проезд один раз (туда и обратно) в течение календарного года (с 1 января по 31 декабря) на одном из видов транспорта, указанных в части первой и второй статьи 2 Соглашения. Данное право может быть использовано по их желанию в любое время в течение календарного года, в том числе в период действия сезонных льгот.
Часть третья статьи 2 Соглашения предусматривает сохранение государствами-участниками Соглашения дополнительной (сезонной) льготы на проезд для инвалидов ВОВ всех трех групп и лиц, приравненных к ним, предоставляемой в период с 1 октября по 15 мая, без ограничения количества поездок.
Использование инвалидами ВОВ, а также лицами, приравненными к ним, сезонных льгот по оплате проезда на указанных в части третьей статьи 2 Соглашения видах транспорта не исключает предоставления им льгот по проезду, предусмотренных частью первой и второй статьи 2 Соглашения.
Перечень документов, служащих основанием для приобретения льготного проездного билета, закрепляется в статье 7 Соглашения от 12 марта 1993 года. Документом, служащим основанием для использования сезонных льгот, является удостоверение инвалида ВОВ.

Толкование применения соглашений, регулирующих правовое положение беженцев и вынужденных переселенцев

Решение от 11 сентября 1996 года № С-1/14-96 о толковании Соглашения о помощи беженцам и вынужденным переселенцам от 24 сентября 1993 года определяет понятия «беженец», «мигрант», «вынужденный переселенец» применительно к данному Соглашению.
Экономический Суд СНГ считает, что лицо может быть признано беженцем, если:
1) лицо не является гражданином государства, предоставившего убежище (государства въезда);
2) лицо было вынуждено покинуть место своего постоянного жительства, находящееся на территории другого государства (государства выезда);
3) причиной, по которой лицо было вынуждено покинуть государство, является совершенное насилие или преследование в иных формах, либо реальная опасность подвергнуться преследованию не только в отношении самого лица, но и членов его семьи по признакам расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, политических убеждений, а также принадлежности к определенной социальной группе;
4) существует связь между совершением насилия или преследования, либо реальной опасностью подвергнуться преследованию с вооруженными и межнациональными конфликтами;
5) государство въезда и государство выезда являются участниками Соглашения;
6) лицо не совершило преступление против мира, человечности или другое умышленное уголовное преступление.
Лицо может быть признано вынужденным переселенцем, если оно при соблюдении критериев, закрепленных выше в пунктах 2 — 5, является гражданином государства, предоставившего убежище.
Экономический Суд СНГ считает, что в случае, если государство въезда или государство выезда не являются участниками Соглашения от 24 сентября 1993 года, вопрос о наделении лица статусом беженца должен решаться на основании норм универсальных международных соглашений в данной области, участниками которых являются государства-участники СНГ, в частности Конвенции, касающейся статуса беженцев от 29 июля 1951 года и Протокола, касающегося статуса беженцев от 31 января 1967 года.
Признание лиц в качестве беженцев и вынужденных переселенцев осуществляется компетентными национальными органами государств-участников СНГ в соответствии с правовыми нормами, применяемыми в этих государствах.
Понятие «мигрант» не используется и не определяется в Соглашении от 24 сентября 1993 года, а также не определяется в качестве самостоятельного термина в других источниках права СНГ. Экономический Суд СНГ отмечает, что в соответствии с общим значением понятие «мигрант» означает лиц, осуществляющих пространственные перемещения, вне зависимости от причин перемещений, их длительности и пространственных границ.

Толкование применения соглашений, регулирующих взаимное признание прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо повреждением здоровья, связанным с выполнением должностных обязанностей
Решение от 26 января 1996 года № 09/95/С-1/2-96 о толковании Соглашения о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, от 9 сентября 1994 года было вызвано имеющими место задержками переводов и выплат денежных средств по возмещению вреда указанным категориям работников по причинам приостановления неторговых платежей в государствах-участниках Соглашения вследствие введения национальных валют, неплатежеспособности предприятий — причинителей вреда и др.
Экономическим Судом СНГ подчеркивается, что исполнение обязательств по Соглашению от 9 сентября 1994 года, включая первоочередность перевода и выплаты денежных средств по возмещению вреда, диктуется социальной политикой государств-участников Соглашения. При этом под приоритетным порядком перевода и выплаты денежных средств по возмещению вреда следует понимать первоочередное, преимущественное по сравнению с другими неторговыми платежами, исполнение правительствами государств-участников Соглашения и конкретными исполнителями (предприятия — причинители вреда, учреждения банка и(или) почтовой связи, другие организации независимо от форм собственности) обязательств по возмещению вреда работникам ввиду их особой социальной значимости.
По мнению Суда, надлежащее исполнение обязательств по переводу и выплате денежных средств по возмещению вреда, предусмотренных в статье 6 Соглашения от 9 сентября 1994 года, возможно только при условии, что будет обеспечена их регулярность, соответствующая периодичности выплаты заработной платы, а именно: один раз в месяц, не допуская их приостановки ни по каким причинам и независимо от суммы. Для обеспечения движения денежных средств непосредственно от предприятия — причинителя вреда к получателю денежных средств необходимо принятие многостороннего соглашения
 
 
 

ТОЛКОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ СОГЛАШЕНИЙ, РЕГУЛИРУЮЩИХ ВОПРОСЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРАВ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ СОДРУЖЕСТВА

Решение от 2 октября 2001 года № 01-1/2-2001 о толковании Положения о Совете командующих Пограничными войсками, утвержденного Соглашением Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 24 сентября 1993 года, разъясняет вопросы: требуется ли выполнение дополнительных внутригосударственных процедур для вступления в силу вышеуказанных актов и предполагает ли пункт 5.12 Положения о Совете командующих Пограничными войсками определение размера пенсии военнослужащим Координационной службы Совета командующих Пограничными войсками (далее — КС  СКПВ), подлежащим увольнению в запас, на основе размеров должностных окладов, установленных Решением Совета глав правительств СНГ об условиях оплаты труда в рабочих органах Совета министров обороны, Совета командующих Пограничными войсками, Совета министров внутренних дел государств-участников СНГ от 20 июня 2000 года.
Экономический Суд СНГ считает, что действие пункта 5.12 Положения о Совете командующих Пограничными войсками распространяется на подлежащих увольнению в запас военнослужащих Координационной службы как органа СКПВ, согласно которому пенсионное обеспечение военнослужащих КС СКПВ при увольнении их с военной службы осуществляется через систему органов государства их гражданства исходя из размеров должностных окладов, установленных в КС СКПВ.
Экономическим Судом СНГ установлено, что на протяжении 1992 — 2000 годов размер должностных окладов военнослужащим КС  СКПВ определялся Соглашением о постоянном рабочем органе СКПВ, подписанным главами правительств СНГ 9 октября 1992 года, Положением о СКПВ, утвержденным Соглашением Совета глав государств СНГ от 24 сентября 1993 года, и Решением Совета глав правительств СНГ от 20 июня 2000 года. При этом при принятии каждого последующего акта предыдущий применяется только в той мере, в какой его положения совместимы с положениями последующего.
Положение о СКПВ и Решение СГП СНГ от 20 июня 2000 года в части размеров должностных окладов военнослужащим КС имеют приоритет перед нормами национального права и подлежат непосредственному применению на территории государств Содружества в случае неурегулированности данного вопроса в законодательстве государств-участников или коллизии норм национального права и вышеуказанных актов.
Таким образом, после принятия Решения СГП СНГ от 20 июня 2000 года Соглашение от 9 октября 1992 года и пункт 5.12 Положения о СКПВ о нормах денежного довольствия (также в части должностного оклада) военнослужащих этой службы не подлежат применению.
При увольнении с военной службы военнослужащих Координационной службы после 1 января 2001 года (как установлено Решением от 20 июня 2000 года) и назначении им пенсии должны учитываться в соответствии с пунктом  5.12 Положения о Совете командующих Пограничными войсками должностные оклады, установленные Решением Совета глав правительств об условиях труда в рабочих органах Совета министров обороны, Совета командующих Пограничными войсками, Совета министров внутренних дел государств-участников СНГ от 20 июня 2000 года.

Решение от 10 мая 2006 года № 01-1/1-06 о толковании пунктов 12, 14 Положения о Межгосударственном статистическом комитете Содружества Независимых Государств от 12 апреля 1996 года, части второй статьи  9 Соглашения между Межгосударственным статистическим комитетом СНГ и Правительством Российской Федерации об условиях пребывания Межгосударственного статистического комитета Содружества Независимых Государств на территории Российской Федерации от 26 февраля 1996 года касается следующих вопросов:

  • имеют ли право граждане Российской Федерации — должностные лица и сотрудники Межгосударственного статистического комитета СНГ на назначение им пенсии за выслугу лет в порядке и на условиях, предусмотренных для федеральных государственных служащих Российской Федерации;
  • вытекает ли из толкуемых актов обязательство Правительства Российской Федерации приравнять для целей пенсионного обеспечения в национальном законодательстве наименования должностей сотрудников Межгосударственного статистического комитета СНГ к соответствующим должностям федеральных государственных служащих Российской Федерации.

Экономический Суд СНГ считает, что правило пункта 12 Положения, приравнивающего сотрудников аппарата Межгосударственного статистического комитета СНГ (далее — Статкомитет СНГ) по условиям материально-бытового, медицинского и социального обеспечения к государственным служащим правительственных органов государства местопребывания, распространяются на регулирование правового статуса сотрудников Статкомитета СНГ в социальной сфере в целом, включая право на пенсионное обеспечение.
Право сотрудников Статкомитета СНГ на пенсионное обеспечение реализуется в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством для государственных служащих государства, гражданами которого они являются. Время работы в Статкомитете СНГ засчитывается в стаж работы в качестве государственного служащего, в том числе в стаж государственной службы для назначения пенсии за выслугу лет в порядке и на условиях, предусмотренных для федеральных государственных служащих Российской Федерации.
В то же время, поскольку законодательство Российской Федерации не закрепляет перечень должностей сотрудников Статкомитета СНГ и соответствующих им должностей федеральных государственных служащих и не определяет правительственный орган, к служащим которого приравниваются сотрудники Статкомитета СНГ, Экономический Суд СНГ рекомендует Правительству Российской Федерации и Статкомитету СНГ определить перечень должностей сотрудников последнего и их соответствие государственным должностям федеральных государственных служащих Российской Федерации

Решение от 11 ноября 2005 года ¹№ 01-1/7-04 о толковании пунктов 14 и 22 Положения об Исполнительном комитете СНГ от 21 июня 2000 года, статьи 11 Соглашения о правовом статусе представителей государств и должностных лиц Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза от 28 марта 1997 года и пункта 5 Решения Совета глав государств Содружества Независимых Государств о совершенствовании и реформировании структуры органов Содружества Независимых Государств от 2 апреля 1999 года регулирует вопросы:
имеют ли право на пенсию на условиях, определенных законодательством Российской Федерации для государственных служащих, сотрудники Исполнительного комитета СНГ, сотрудники Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза, являющиеся гражданами Российской Федерации и перешедшие на работу в Исполнительный комитет СНГ в связи с реорганизацией органов СНГ (Исполнительного Секретариата СНГ, Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза и др.);
зависит ли такое право от формулировки основания перехода на работу в Исполнительный комитет.
Исполнительный комитет СНГ создан в результате реорганизации ряда органов СНГ и является правопреемником Исполнительного Секретариата СНГ, Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза.
Подлежащие толкованию документы предусматривают приравнивание представителей государств и должностных лиц Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза (далее — МЭК) и Исполнительного комитета СНГ, в том числе бывших должностных лиц и сотрудников МЭКа, перешедших на работу в Исполнительный комитет СНГ на основании Решения СГГ СНГ от 2 апреля 1999 года, к соответствующим категориям государственных служащих государств, гражданами которых они являются, с распространением на них льгот, которыми пользуются последние, в вопросах социально-бытового, медицинского обслуживания и пенсионного обеспечения в соответствии с законодательством государств-участников.
Государства-участники обязаны принять меры по реализации данных норм в национальном законодательстве.
Экономический Суд СНГ установил, что период работы в Межгосударственном экономическом Комитете Экономического союза должностных лиц и сотрудников, перешедших на работу в Исполнительный комитет СНГ в связи с реорганизацией органов Содружества, засчитывается в стаж работы в качестве государственных служащих государств, гражданами которых они являются, на основании статьи 11 Соглашения от 28 марта 1997 года. Право на пенсию за выслугу лет сохраняется независимо от формулировки основания их перехода на работу в Исполнительный комитет СНГ.
Период работы в МЭКе должностных лиц и сотрудников — граждан Российской Федерации, перешедших на работу в Исполнительный комитет СНГ, засчитывается в стаж работы в качестве федеральных государственных служащих на основании части второй статьи 16 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Межгосударственным экономическим Комитетом Экономического союза об условиях пребывания Межгосударственного экономического Комитета Экономического союза на территории Российской Федерации от 19 июля 1995 года.

Консультативное заключение от 17 февраля 2004 года № 01-1/4-03 о толковании Соглашения о правовом статусе должностных лиц и сотрудников органов Содружества Независимых Государств от 25 апреля 2003 года разъясняет, к какой категории лиц, на которых распространяются положения Соглашения от 25 апреля 2003 года, относятся:

  • гражданский персонал Штаба по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ;
  • военнослужащие Штаба, включая начальника Штаба, первого заместителя начальника Штаба, заместителей начальника Штаба;
  • представители вооруженных сил государств-участников СНГ.

Экономический Суд СНГ определил, что Соглашение от 25 апреля 2003 года регламентирует особую категорию персонала органов Содружества — международных служащих — на основании критериев, общепризнанных для данной категории персонала международных организаций и распространяется на все органы СНГ независимо от их юридической природы. Суд сформулировал критерии классификации персонала органов Содружества как международных служащих, выделив следующие категории: должностные лица (лица, утверждаемые органами Содружества по представлению сторон в соответствии с закрепленными за каждой стороной квотами на должности); сотрудники (лица, работающие в качестве специалистов в органах Содружества на основе заключаемых с ними трудовых контрактов, кроме административно-технического персонала), а также определил их основополагающие характеристики.
В Положении о Штабе по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ закреплена специфическая терминология для обозначения различных категорий персонала Штаба: начальник Штаба, его заместители, представители вооруженных сил государств-участников Содружества, военнослужащие и гражданский персонал Штаба. Экономическим Судом СНГ установлено, что Штаб как постоянно действующий рабочий орган Совета министров обороны Содружества отвечает всем необходимым требованиям, установленным для органов, подпадающих под действие Соглашения. Персонал Штаба соответствует критериям, закрепленным в Соглашении, для квалификации их либо в качестве должностных лиц, либо в качестве сотрудников: начальник Штаба, его заместители, военнослужащие Штаба подпадают под категорию должностных лиц; гражданский персонал, за исключением административно-технического персонала, относится к категории сотрудников.
Представители вооруженных сил государств-участников СНГ не являются международными служащими и в силу этого не подпадают под действие Соглашения от 25 апреля 2003 года.

Решение от 2 марта 2006 года № 01-1/2-05 о толковании Положения об условиях оплаты труда в органах Содружества Независимых Государств, финансируемых из единого бюджета органов Содружества Независимых Государств, утвержденного Решением Совета глав правительств Содружества Независимых Государств от 25 апреля 2003 года определяет правовую природу повышающего коэффициента за особые условия службы в межгосударственных органах, установленного пунктом 18 Положения как составляющей денежного содержания военнослужащих рабочих органов Совета министров обороны государств-участников СНГ.
Экономическим Судом СНГ установлено, что денежное содержание военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел и гражданского персонала рабочих органов Совета министров обороны, Совета командующих Пограничными войсками, Совета министров внутренних дел и Антитеррористического центра СНГ в соответствии с пунктом 16 Положения состоит из: оклада по воинскому званию, должностного оклада, надбавок к должностному окладу, премий по результатам работы. За особые условия службы в межгосударственных органах военнослужащим и другим лицам, указанным в пункте 16 Положения, установлен повышающий коэффициент в размере 1,3 (1,5) к должностным окладам (пункт 18 Положения).
Экономический Суд СНГ полагает, что понятия «надбавка» и «повышающий коэффициент», несмотря на их терминологическое расхождение, равнозначны. Выплаты с применением повышающего коэффициента не образуют нового оклада, но повышают денежное содержание военнослужащих и других лиц, указанных в пункте 16 Положения.
Пенсионное обеспечение военнослужащих по окончании их службы в Штабе по координации военного сотрудничества осуществляется в соответствии с законодательством государства Содружества, в кадрах вооруженных сил которого военнослужащие состоят. В ряде государств СНГ (Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация) при исчислении пенсии военнослужащим, откомандированным из Штаба в министерства обороны направляющих государств, применяется должностной оклад без учета повышающего коэффициента за особые условия службы в межгосударственных органах.

Решение от 22 ноября 2005 года № 01-1/1-05 о толковании пункта 9 Решения Совета глав государств Содружества Независимых Государств о совершенствовании и реформировании структуры органов Содружества Независимых Государств от 2 апреля 1999 года касается сохранения за бывшими сотрудниками Исполнительного Секретариата СНГ, высвобожденными от работы в соответствии с указанным Решением, медицинского и санаторно-курортного обслуживания, которое они имели на день прекращения работы в Исполнительном Секретариате СНГ.
Экономическим Судом СНГ установлено, что Решение от 2 апреля 1999 года представляет собой акт органа СНГ как международной организации и содержит два вида норм: 1) нормы внутреннего права СНГ (организации деятельности СНГ), являющиеся обязательными как для Содружества в целом, так и для его членов; 2) нормы, устанавливающие права и обязанности государств-участников вне рамок СНГ, имеющие рекомендательное значение. Положения пункта 9 Решения в части сохранения медицинского и санаторно-курортного обслуживания за бывшими сотрудниками Исполнительного Секретариата СНГ относятся к нормам второй группы, носят рекомендательный характер и являются поручением органам тех государств-участников, законодательство которых не содержит соответствующих норм, сохранить (до принятия международного или национального акта регулирующего указанные вопросы) за высвобождаемыми сотрудниками органов СНГ медицинское и санаторно-курортное обслуживание, которое они имели на день прекращения работы в 
органах СНГ.
Данная норма не обладает прямым действием на территории государств-участников СНГ, т. е. не создает реальные права и обязанности для субъектов, которым она адресована (государственные органы), если иное не предусмотрено национальным законодательством соответствующего государства Содружества.
 
 
 

ТОЛКОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ СОГЛАШЕНИЙ,РЕГУЛИРУЮЩИХ ПРОЦЕССУАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ (АРБИТРАЖНЫХ) СУДОВ ГОСУДАРСТВ-УЧАСТНИКОВ

Решение от 23 марта 2001 года № 01-1/5-2000 о толковании статей 2, 3 Соглашения о размере государственной пошлины и порядке ее взыскания при рассмотрении хозяйственных споров между субъектами хозяйствования разных государств от 24 декабря 1993 года касается возможности применения статьи  3 Соглашения к сделкам, заключенным в свободно конвертируемой валюте, и возможности оплаты субъектами хозяйствования государственной пошлины в рублях Российской Федерации при обращении в суды государств-участников Соглашения, если исковые требования предъявлены в свободно конвертируемой валюте.
Согласно статье 3 Соглашения от 24 декабря 1993 года государственная пошлина при обращении в судебно-арбитражные органы государств-участников СНГ может быть уплачена как в национальной валюте государства нахождения суда, так и в рублях Российской Федерации. Однако данная статья не дает ответа на вопрос, применяется ли этот порядок только при предъявлении иска в национальной валюте государств-участников Соглашения от 24 декабря 1993 года либо и в случаях предъявления иска в свободно конвертируемой валюте.
С учетом объекта, целей и условий заключенного Соглашения Экономический Суд СНГ полагает, что под валютой иска в контексте данного Соглашения следует понимать национальную валюту государств-участников данного Соглашения. Если бы Соглашение от 24 декабря 1993 года имело целью урегулировать отношения по уплате государственной пошлины в рублях Российской Федерации, когда цена иска выражена в свободно конвертируемой валюте, то оно должно было бы содержать указание на соответствующий порядок пересчета.
Исходя из этого Экономический Суд СНГ полагает, что статья 3 Соглашения о размере государственной пошлины и порядке ее взыскания при рассмотрении хозяйственных споров между субъектами хозяйствования разных государств от 24 декабря 1993 года не применяется при оплате государственной пошлины по спорам, вытекающим из сделок, заключенных хозяйствующими субъектами государств-участников данного Соглашения в свободно конвертируемой валюте, если иное не предусмотрено законодательством соответствующего государства-участника.

Решение от 21 июня 2002 года № 01-1/3-02 о толковании Соглашения о размере государственной пошлины и порядке ее взыскания при рассмотрении хозяйственных споров между субъектами хозяйствования разных государств от 24 декабря 1993 года в редакции Протокола к этому Соглашению от 1 июля 2001 года разъясняет:

  • по каким ставкам должна оплачиваться государственная пошлина субъектами хозяйствования при обращении в хозяйственные (экономические) суды государств-участников Соглашения, не выполнившими на момент подачи искового заявления внутригосударственные процедуры, необходимые для вступления в силу Протокола; субъектами хозяйствования стран, которые не выполнили на момент подачи искового заявления внутригосударственные процедуры, необходимые для вступления в силу Протокола, при обращении в хозяйственные (экономические) суды государств-участников Соглашения, для которых Протокол вступил в силу;
  • каков порядок взыскания государственной пошлины при рассмотрении хозяйственных споров между субъектами хозяйствования.

Статья 2 Соглашения от 24 декабря 1993 года, участниками которого являются все государства-участники СНГ, установила ставку государственной пошлины при обращении в суд другого государства в размере 10 процентов от суммы иска в валюте иска. Протокол от 1 июня 2001 года дифференцировал ставки государственной пошлины, оплачиваемой хозяйствующими субъектами при обращении в суд другого государства, в зависимости от суммы иска.
Опираясь на нормы Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года, Экономический Суд СНГ считает, что Протокол от 1 июня 2001 года применяется только во взаимных отношениях государств, для которых он вступил в силу. При обращении хозяйствующих субъектов в судебные органы государств-участников Соглашения от 24 декабря 1993 года, для которых Протокол от 1 июня 2001 года не вступил в силу, а также при обращении хозяйствующих субъектов государств, не выполнивших внутригосударственные процедуры по Протоколу от 1 июня 2001 года, независимо от их участия в Соглашении, в судебные органы государств-участников Соглашения от 24 декабря 1993 года, для которых Протокол вступил в силу, государственная пошлина оплачивается в размере 10  процентов от суммы иска в валюте иска.

Решение от 7 февраля 1996 года № 10/95/С-1/3-96 о толковании Соглашения о размере государственной пошлины и порядке ее взыскания при рассмотрении хозяйственных споров между субъектами хозяйствования разных государств от 24 декабря 1993 года разъясняет:
правомерно ли требование национальных банков государств-участников СНГ об оплате им за конвертацию национальной валюты при оплате госпошлины и взыскании денежных сумм по решениям арбитражных органов государств Содружества, так как указанным Соглашением данные затраты к судебным издержкам не отнесены;
по какому курсу должна проводиться конвертация денежных сумм, взысканных по решениям арбитражных органов государств-участников СНГ: на момент возникновения долга, на момент вынесения решения о взыскании суммы или на момент исполнения решения, поскольку курсы национальных валют не являются постоянными.
Экономическим Судом СНГ установлено, что единым денежным эквивалентом при взыскании госпошлины в судебно-арбитражные органы государств Содружества является рубль Российской Федерации. Порядок уплаты государственной пошлины, закрепленный Соглашением от 24 декабря 1993 года, при обращении в судебно-арбитражные органы государств-участников СНГ не учитывает расходы истца на конвертацию национальной валюты в рубли Российской Федерации (иную валюту государств-участников Соглашения). Национальные банки государств-участников обязаны обеспечить беспрепятственную оплату госпошлины и взыскание денежных сумм по решениям арбитражных органов государств-участников СНГ, но не осуществить конвертацию денежных средств.
Поскольку порядок определения судебно-арбитражными органами размеров взыскиваемых денежных сумм при рассмотрении хозяйственных споров, а также порядок и условия проведения конвертации валют на территориях государств-участников Соглашения от 24 декабря 1993 года устанавливаются национальным законодательством таких государств, требование банков государств Содружества об оплате услуг, связанных с конвертацией национальных валют при уплате госпошлины и взыскании денежных сумм по решениям судебно-арбитражных органов государств-участников Содружества, не противоречит Соглашению от 24 декабря 1993 года.
Для определения размера подлежащей взысканию суммы судебно-арбитражные органы исходят из убытков, понесенных потерпевшей стороной. Экономический Суд СНГ считает, что размер реальных убытков потерпевшей стороны включает расходы, связанные с конвертацией валюты, с учетом изменения курсов национальных валют на момент возникновения долга, вынесения решения о взыскании суммы и его исполнения.
Возникшие вследствие указанных обстоятельств расходы взыскиваются по общим правилам, в том числе путем увеличения исковых требований либо предъявления (удовлетворения) дополнительных исковых требований.

Определение от 23 июня 1998 года № 01-1/6-97 о разъяснении решения Экономического Суда СНГ от 7 февраля 1996 года ¹10/95/C-1/3-96 о толковании Соглашения о размере государственной пошлины и порядке ее взыскания при рассмотрении хозяйственных споров между субъектами хозяйствования разных государств от 24 декабря 1993 года уточняет, кто несет затраты за конвертацию сумм, взыскиваемых по решению суда, и по какому курсу она осуществляется: на момент возникновения долга, вынесения решения или на момент его исполнения.
Экономический Суд СНГ разъяснил, что конвертация национальной валюты страны должника в валюту, указанную в исполнительном документе, осуществляется банком, обслуживающим должника, по курсу на момент фактического взыскания сумм, определенных в решениях, если национальное законодательство возлагает на этот банк обязанность осуществлять конвертацию при исполнении решений судебно-арбитражных органов. При отсутствии в национальном законодательстве нормы, обязывающей банк производить обмен национальной валюты в валюту, указанную в исполнительном документе, и возвращении обслуживающим должника банком исполнительного документа без исполнения взыскатель вправе заявить ходатайство в компетентный суд страны должника об изменении валюты исполнительного документа на национальную либо иную валюту в соответствии с нормами процессуального права об изменении способа и порядка исполнения решения.
Расходы, возникшие при конвертации валюты, возмещаются банком за счет должника. Потери взыскателя, возникшие при конвертации валюты вследствие курсовой разницы, существовавшей на момент уплаты госпошлины и ее взыскания по решению суда, а также при изменении способа и порядка исполнения судебного решения соответственно на момент возникновения долга (и уплаты госпошлины) и на момент вынесения определения об изменении валюты платежа, могут быть возмещены взыскателю в соответствии с национальным правом в порядке дополнительных требований.

Постановление Пленума Экономического Суда СНГ от 10 июля 1997 года о прекращении дела № С-1/5-96 о толковании статьи 8 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 года прекращает производство по делу по запросу Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь в связи с отзывом запроса заявителем.
 
 
 

ТОЛКОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ СОГЛАШЕНИЙ И ИНЫХ АКТОВ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ ВОПРОСАМ

Решение от 19 июня 2006 года № 01-1/5-05 о толковании Правил определения страны происхождения товаров, утвержденных Решением Совета глав правительств Содружества Независимых Государств о Правилах определения страны происхождения товаров от 30 ноября 2000 года, регламентирует вопрос о возможности распространения норм, предусмотренных Правилами от 30 ноября 2000 года, на товары, импортируемые из Республики Узбекистан (т. е. государства, не подписавшего Решение от 30 ноября 2000 года) на таможенные территории государств-участников СНГ.
Экономический Суд СНГ установил, что на момент рассмотрения дела при определении страны происхождения товаров в рамках СНГ правовую базу составляют три документа: Решение Совета глав правительств СНГ о Правилах определения страны происхождения товаров от 24 сентября 1993 года, Соглашение о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 года и Решение Совета глав правительств СНГ о Правилах определения страны происхождения товаров от 30 ноября 2000 года.
Выбор применимых правил определения страны происхождения товаров осуществляется в зависимости от правовой силы указанных актов. Решение Совета глав правительств СНГ от 24 сентября 1993 года является актом межправительственной организации (СНГ) и, следовательно, носит рекомендательный характер. Согласно пункту 4 статьи 3 Соглашения от 15 апреля 1994 года Приложение 1, являющееся его неотъемлемой частью, должно было содержать Правила определения страны происхождения товаров. Такой документ, однако, принят не был. Экономический Суд СНГ считает, что в качестве Приложения 1 к Соглашению от 15 апреля 1994 года должны рассматриваться Правила от 24 сентября 1993 года, поскольку на момент заключения Соглашения от 15 апреля 1994 года они являлись единственными унифицированными Правилами определения страны происхождения товаров, и государства рассматривали их как неотъемлемую часть Соглашения от 15 апреля 1994 года. Как часть Соглашения от 15 апреля 1994 года Правила от 24 сентября 1993 года имеют обязательный характер.
Проанализировав порядок вступления в силу Решения Совета глав правительств СНГ от 30 ноября 2000 года, Экономический Суд пришел к выводу, что данное Решение является международным договором и утвержденные им Правила определения страны происхождения товаров носят обязательный характер.
Таким образом, поскольку страна происхождения товаров определяется по правилам двух действующих международных договоров (Соглашение от 15 апреля 1994 года и Решение СГП СНГ от 30 ноября 2000 года), вопрос о применимости их норм решается в соответствии со статьей 30 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года. Соответственно, во взаимоотношениях государств, подписавших Решение СГП СНГ от 30 ноября 2000 года, применяются Правила от 30 ноября 2000 года. В отношениях, одна или обе стороны которых не подписали данное Решение, применяются Правила определения страны происхождения товаров, являющиеся Приложением 1 к Соглашению от 15 апреля 1994 года.

Решение от 21 января 1997 года № С-1/12-96/С-1/18-96 о толковании Соглашения о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 года, Соглашения о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 года разъясняет правовой статус инвесторов государств-участников Соглашения от 24 декабря 1993 года на территории других государств-участников этого Соглашения, в частности по вопросу, имеют ли инвесторы государств-участников на территории друг друга статус иностранных инвесторов.
Экономическим Судом СНГ установлено, что в соответствии с национальным инвестиционным законодательством государств-участников Соглашения от 24 декабря 1993 года и статьей  16 Соглашения от 9 октября 1992 года инвесторы одного государства-участника СНГ, осуществляющие инвестиции на территории другого государства-участника, должны рассматриваться как иностранные инвесторы. Им предоставляется не менее благоприятный правовой режим, чем национальным инвесторам, который обычно включает некоторые льготы.
Положения статьи 6 Соглашения от 24 декабря 1993 года предусматривают предоставление национального режима инвесторам государств-участников СНГ на территории друг друга. Режим их деятельности не может быть менее благоприятным, чем режим деятельности национальных инвесторов.
Экономический Суд СНГ считает, что правовой режим инвестиций государств-участников этого Соглашения на территории друг друга не может быть менее благоприятным, чем режим инвестиций, осуществляемых инвесторами других государств, не являющихся участниками Соглашения.
В связи с тем, что статья 16 Соглашения от 9 октября 1992 года и Соглашение от 24 декабря 1993 года устанавливают разный режим инвестиций, статья 16 Соглашения от 9 октября 1992 года утрачивает силу с 24 декабря 1993 года, поскольку последнее подписано всеми государствами-участниками Соглашения от 9 октября 1992 года и применяется временно с момента подписания.

Решение от 15 января 1998 года № С-1/3-97 о толковании Решения Совета глав правительств Содружества Независимых Государств о новой редакции пункта 9 Правил определения страны происхождения товаров от 18 октября 1996 года определяет порядок реализации данного Решения на национальном уровне и анализирует соотношение названного акта с Основами таможенных законодательств государств-участников СНГ, принятыми Решением Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 10 февраля 1995 года, с учетом положений преамбулы, статей 122, 130 Основ.
Экономический Суд СНГ считает, что поскольку Правила определения страны происхождения товаров от 24 сентября 1993 года вместе с внесенными в него изменениями являются неотъемлемой частью Соглашения о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 года, внесение изменений и дополнений в Правила означает внесение изменений и дополнений в международный договор — Соглашение от 15 апреля 1994 года. Таким образом, Решение СГП СНГ от 18 октября 1996 года как поправка к Соглашению от 15 апреля 1994 года является международным договором.
Поскольку Соглашение не предусматривает порядок внесения изменений и дополнений в текст указанных документов, согласие государств-участников на внесение изменений и дополнений в Правила либо в текст Соглашения должно быть выражено способом, предусмотренным для дачи согласия на обязательность для них Соглашения. С учетом изложенного Экономический Суд СНГ констатирует, что статья 9 Правил определения страны происхождения товаров в новой редакции вступила в силу в отношении Азербайджанской Республики и Республики Таджикистан, выполнивших внутригосударственные процедуры после принятия Решения от 18 октября 1996 года. В остальных государствах-участниках Соглашения от 15 апреля 1994 года указанная норма в редакции Решения от 18 октября 1996 года применяется временно.
Правила определения страны происхождения товаров с изменениями, внесенными Решением СГП СНГ от 18 октября 1996 года, могут применяться до создания зоны свободной торговли, охватывающей таможенную территорию всех государств-участников Соглашения от 15 апреля 1994 года в государствах-участниках данного Соглашения, на территориях которых зона свободной торговли создана на основе двусторонних и иных соглашений.
Положение пункта 9 Правил определения страны происхождения товаров в редакции Решения СГП СНГ от 18 октября 1996 года может применяться непосредственно. Экономический Суд СНГ также считает, что принятие СГП СНГ Решения от 18 октября 1996 года не противоречит положениям преамбулы и статей 122, 130 Основ таможенных законодательств СНГ, поскольку эти положения регулируют иные по содержанию вопросы.

Консультативное заключение от 10 сентября 2002 года № 01-1/2-02 о толковании пункта 9 Правил определения страны происхождения товаров от 24 сентября 1993 года в редакции, принятой Советом глав правительств СНГ от 18 октября 1996 года касается вопроса об условиях, при которых импорт товара, происходящего из страны государства-участника Соглашения от 15 апреля 1994 года, влечет предоставление тарифных преференций резидентам других государств-участников данного Соглашения и определяет необходимость прямой хозяйственно-договорной связи между резидентами страны происхождения товара и страны ввоза.
Согласно пункту 9 Правил в редакции от 18 октября 1996 года «товар считается происходящим из таможенной территории государств-участников Соглашения о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 г., если он соответствует установленным настоящими Правилами критериям происхождения, экспортируется резидентом одного из государств-участников данного Соглашения и ввозится резидентом государства-участника данного Соглашения с таможенной территории другого государства-участника данного Соглашения».
Отмена таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих с ними эквивалентное действие, предоставление тарифных преференций во взаимной торговле государств-участников Соглашения от 15 апреля 1994 года направлено на обеспечение свободного перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капиталов. Следовательно, предоставление тарифных преференций государствами-участниками Соглашения от 15 апреля 1994 года на основе Соглашения осуществляется только во взаимной торговле между ними.
По мнению Экономического Суда СНГ, предназначение товара для территории государства импортера как обязательное условие предоставления тарифных преференций во взаимной торговле между государствами-участниками Соглашения определяется на основании договоров, заключаемых резидентами государств-участников Соглашения от 15 апреля 1994 года: непосредственно между резидентом государства страны происхождения товара и резидентом страны ввоза либо с участием посредника — резидента государства-участника Соглашения (например, договор комиссии, договоры поставки и др.). При этом товар должен ввозиться резидентом государства-участника Соглашения с таможенной территории другого государства-участника.

Определение от 30 июня 2004 года № 01-1/4-04 об отказе в принятии к производству запроса о толковании Правил определения страны происхождения товаров, утвержденных Решением Совета глав правительств Содружества Независимых Государств от 30 ноября 2000 года, касается вопросов о критериях отнесения материалов к используемым в производстве конечной продукции.
Экономический Суд СНГ отказал в принятии дела к рассмотрению ввиду его неподсудности Экономическому Суду СНГ, поскольку к компетенции Суда не относится толкование положений, отсутствующих в соглашениях и актах Содружества

Экономический Суд СНГ отказал в рассмотрении запроса о толковании применения абзацев второго и третьего пункта 3.6 Примечания 3 Перечня условий, производственных и технологических операций, при выполнении которых товар считается происходящим из той страны, в которой они имели место, в связи с тем, что заявитель не является субъектом обращения в Экономический Суд СНГ (определение от 20 мая 2004 года № 01-1/2-04).

Решение от 15 сентября 1997 года № С-1/2-97 о толковании Соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 6 января 1995 года касается:
правомерности осуществления таможенными органами Российской Федерации таможенного контроля за товарами, происходящими из третьих стран и ввозимыми на территорию Российской Федерации, если эти товары ранее прошли таможенный контроль и оформление на территории Республики Беларусь и выпущены таможенными органами для свободного обращения;
правомерности применения таможенными органами Российской Федерации положений, установленных пунктом 1 статьи 4 Соглашения о Таможенном союзе, о взимании ввозных таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие, на товары, происходящие из третьих стран и выпущенные для свободного обращения на территории Республики Беларусь и реализуемые продавцами-резидентами Республики Беларусь покупателям в Российской Федерации; либо в этом случае должен применяться порядок, установленный пунктом 2 статьи 4 Соглашения о суммах вывозных таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие, на товары, происходящие из третьих стран, но выпущенные для свободного обращения на территории Республики Беларусь, которые должны взиматься исключительно на территории Республики Беларусь с организаций-резидентов Республики Беларусь, реализующих данный товар покупателям в Российской Федерации.
Соглашением о Таможенном союзе установлен порядок, в соответствии с которым создавалась единая таможенная территория и отменялся таможенный контроль при перемещении товаров между государствами-участниками. Режим единой таможенной территории распространяется как в отношении товаров, происходящих с территорий государств-участников Таможенного союза, так и в отношении товаров, происходящих с территории третьих государств, но выпущенных для свободного обращения на территории одного из государств-участников.
Экономическим Судом СНГ отмечается, что Соглашением о Таможенном союзе государствами-участниками создана единая таможенная территория и отменен таможенный контроль при перемещении товаров между государствами-участниками в отношении товаров, происходящих с территорий государств-участников Таможенного союза, и товаров, происходящих с территории третьих государств, но выпущенных для свободного обращения на территориях сторон.
Суммы ввозных таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие, на товары, происходящие с территории третьей страны, вносятся в бюджет государства, известного на момент отгрузки как конечная страна назначения товара, а именно, в случае их ввоза для переработки — страна, в которой товар подвергается переработке. Поскольку движение товаров, выпущенных для свободного обращения на территории одного из государств-участников Таможенного союза, не должно никоим образом ограничиваться, указанные платежи не должны впоследствии перераспределяться.
В соответствии с пунктом 2 статьи 4 Соглашения о Таможенном союзе «суммы вывозных таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие, на товары, происходящие с территории третьей страны и вывозимые с территории государства любой Договаривающейся Стороны на территорию другой Договаривающейся Стороны, вносятся в бюджет государства той Договаривающейся Стороны, с территории которой данный товар вывозится». В то же время действующим законодательством государств-участников названного Соглашения экспортный таможенный тариф либо иные налоги и сборы, имеющие эквивалентный характер, в случае вывоза товара из данных государств, не предусмотрены.

Консультативное заключение от 15 сентября 1997 года № С-1/2-97 о толковании Соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 6 января 1995 года разъясняет порядок исполнения Российской Федерацией обязательств, вытекающих и данного Соглашения. Указание Государственного таможенного комитета Российской Федерации «О таможенном оформлении товаров» от 28 ноября 1996 года ¹ 01 12/1310 закрепляет, что таможенное оформление и таможенный контроль, определенный таможенным законодательством Российской Федерации, не производится в отношении товаров, выпущенных для свободного обращения на территории Республики Беларусь, только лишь при условии внесения сумм таможенных платежей на расчетный счет представительства российской таможни в Республике Беларусь. Российская Федерация опиралась на положения статей 5 и 7 Соглашения о Таможенном союзе, в соответствии с которой предусматривалась возможность введения ограничительных мер.
Проанализировав указанные нормы, Экономический Суд СНГ пришел к выводу, что перечень ограничений, закрепленный в статьях  5, 7, является исчерпывающим. Такие ограничения должны быть вызваны исключительными обстоятельствами экономического характера (например, острого дефицита данного товара на внутреннем рынке; острого дефицита платежного баланса) либо определяться соображениями государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения, культурно-исторического наследия своих народов, охраны редких животных и растений, вводиться в соответствии с установленной процедурой и носить временный характер.
Экономический Суд СНГ полагает, что поскольку перечень оснований, закрепленный в статьях 5, 7 Соглашения о Таможенном союзе, носит исчерпывающий характер, установление таможенного контроля и таможенного оформления в отношении всей номенклатуры товаров, происходящих с территории третьих государств, нарушает положения статей 5 и 7 Соглашения о Таможенном союзе. Поэтому введение Государственным таможенным комитетом Российской Федерации в одностороннем порядке таможенного контроля и таможенного оформления в отношении товаров, происходящих с территории третьих стран и выпущенных для свободного обращения на территории Республики Беларусь, является нарушением со стороны Российской Федерации своих обязательств, вытекающих из Соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 6 января 1995 года.
В случае коллизии норм Соглашения с национальным правом государств-участников применению подлежат нормы Соглашения, как обладающие прямым действием на территории государств-участников.

Консультативное заключение от 2 ноября 1998 года № 01 1/4 98 о применении положений пункта 1 статьи 3 Соглашения о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 года разъясняет:

  • какие налоги и сборы имеют эквивалентное таможенным пошлинам действие;
  • регулирует ли пункт 1 статьи 3 вопросы косвенного налогообложения, то есть, могут ли налог на добавленную стоимость и акцизы являться предусмотренными в этом пункте налогами, имеющими эквивалентное таможенным пошлинам действие;
  • распространяется ли действие пункта 1 статьи 3 на все общегосударственные налоги, которые в соответствии с внутренним законодательством взимаются в отношении ввозимых (вывозимых) товаров.

Экономический Суд СНГ пришел к выводу, что Соглашение от 15 апреля 1994 года в целом соответствует апробированным мировой практикой принципам создания зон свободной торговли, закрепленным, в частности, в Генеральном соглашении по тарифам и торговле (ГАТТ) от 30 октября 1947 года. Соглашение от 15 апреля 1994 года в отличие от ГАТТ закрепляет также принцип освобождения товаров, происходящих с таможенной территории одного из государств-участников и предназначенных для таможенной территории других, не только от ввозных и вывозных таможенных пошлин и сборов, но и от налогов, имеющих эквивалентное действие.
Таможенными платежами, имеющими эквивалентное действие, являются таможенные пошлины, налоги и сборы тарифного характера, применяемые при ввозе и/или вывозе товаров, происходящих с таможенной территории одного из государств и предназначенных для таможенной территории других государств-участников Соглашения от 15 апреля 1994 года, за исключением сборов, предусмотренных статьей 5 Соглашения. Тем не менее, несмотря на то, что налоги на добавленную стоимость и акцизы являются таможенными платежами и имеют ряд общих формальных и содержательных с таможенными пошлинами признаков, Экономический Суд считает, что они не могут рассматриваться как платежи, имеющие эквивалентное с таможенными пошлинами действие. В связи с тем, что применение различных принципов взимания налогов приводит к возникновению существенных финансовых и иных проблем, Суд рекомендует государствам-участникам Соглашения от 15 апреля 1994 года: уточнить формулировку пункта 1 статьи 3 Соглашения в соответствии с аналогичными положениями международных договоров, апробированных мировой практикой, в частности ГАТТ от 30 октября 1947 года, и дополнить Соглашение нормами, устанавливающими механизм косвенного налогообложения и процедуру его унификации, либо заключить отдельное соглашение по указанному вопросу.

Решение от 10 ноября 2004 года № 01 1/3 04 о толковании Соглашения об общих условиях поставок товаров между организациями государств-участников Содружества Независимых Государств от 20 марта 1992 года раскрывает термин «межгосударственные экономические связи» и определяет, распространяются ли нормы данного Соглашения на отношения по поставке товаров между субъектами хозяйствования разных государств Содружества, не основанные на межгосударственных экономических соглашениях, и если распространяются, то в какой части.
Поводом к запросу послужили факты применения хозяйственными (арбитражными) судами государств-участников пункта 17 названного выше Соглашения к договорам поставки между субъектами хозяйствования стран Содружества и признания таких договоров не заключенными в силу отсутствия в них такого существенного условия, как отгрузочные реквизиты.
Экономическим Судом СНГ установлено, что предметом Соглашения от 20 марта 1992 года явилось установление общих условий поставок между организациями государств Содружества и обеспечение при этом одинаковой ответственности субъектов хозяйствования в экономическом пространстве стран СНГ. Таким образом, термином «межгосударственные экономические связи» охватываются экономические отношения между субъектами хозяйствования разных государств-участников Соглашения независимо от основания их возникновения: свободно заключаемый субъектами хозяйствования договор поставки или договор поставки, заключаемый на основе межгосударственных экономических соглашений.
Тем не менее содержащийся в Соглашении от 20 марта 1992 года перечень существенных условий договора поставки распространяется только на договоры поставки, заключаемые на основе межгосударственных экономических соглашений (поставка для государственных нужд). В иных случаях применяется принцип свободы договора.
Экономический Суд СНГ отмечает, что механизм организации и формирования хозяйственных связей по договорам поставки, заключаемым для государственных нужд, установленный пунктами 7 — 10 Соглашения, в настоящее время не используется. В связи с этим Суд рекомендует государствам-участникам Соглашения от 20 марта 1992 года рассмотреть вопрос о целесообразности либо внесения в Соглашение изменений с учетом новых рыночных реалий, либо прекращения его действия.
 
 
 

ТОЛКОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ СОГЛАШЕНИЙ И ИНЫХ АКТОВ, ПРИНЯТЫХ ПО ВОПРОСАМ СОТРУДНИЧЕСТВА В РАЗЛИЧНЫХ СФЕРАХ

Решение от 28 сентября 1999 года № 01-1/3-99 о толковании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о принципах сотрудничества и условиях взаимоотношений в области транспорта от 20 июля 1992 года определяет, распространяются ли положения пункта 1 статьи 3 Соглашения на сборы за аэронавигационное обслуживание.
В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Соглашения о принципах сотрудничества от 20 июля 1992 года перевозки пассажиров и грузов, осуществляемые перевозчиками одной из сторон по территории другой стороны всеми видами транспорта, включая воздушный, на основании Соглашения, а также транспортные средства, выполняющие эти перевозки, освобождаются от налогов и государственных сборов, связанных с использованием или содержанием дорог и иных путей сообщения, владением и использованием транспортных средств, а также налогов и сборов на доходы и прибыль, получаемые от перевозок.
Специальное Соглашение о сотрудничестве в области воздушного транспорта от 20 июля 1992 года не содержало правил, регулирующих систему взаиморасчетов сторон за оказанные услуги, в том числе за аэронавигационное обслуживание. На основании анализа норм сменившего его Соглашения о воздушном сообщении и сотрудничестве в области воздушного транспорта от 12 декабря 1997 года, Чикагской конвенции о международной гражданской авиации от 7 декабря 1944 года, норм национального права сторон Экономический Суд СНГ пришел к выводу, что положение пункта 1 статьи 3 Соглашения о принципах сотрудничества и условиях взаимоотношений в области транспорта от 20 июля 1992 года предусматривает освобождение перевозчиков одной из сторон Соглашения, осуществляющих перевозки пассажиров и грузов на территории другой стороны, от налогов и государственных сборов, носящих характер налоговых платежей. По своему характеру сбор за аэронавигационное обслуживание не является налоговым платежом, взимается за оказанные пользователям услуги и не подпадает под действие пункта 1 статьи 3 данного Соглашения.

Решение от 15 января 2002 года № 01-1/3-2001 о толковании Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года разъясняет вопросы:

  • применяются ли пункт 1 статьи 28 и пункт 1 статьи 29 Конвенции от 22 января 1993 года при рассмотрении дел о расторжении брака, если супруги являются гражданами одного государства, но проживают на территории разных государств;
  • судебный орган какого государства-участника Конвенции правомочен рассматривать подобные категории дел.

Экономическим Судом СНГ установлено, что согласно статье  28 Конвенции вопрос об основаниях (условиях) и порядке развода между гражданами одного государства должен решаться на основе законодательства о браке и семье государства их гражданства независимо от того, компетентный суд какого государства-участника Конвенции рассматривает дело о расторжении брака — суд страны их гражданства или суд государства проживания. Законодательство государства места проживания применяется на основании пункта  2 статьи  28 Конвенции, если брак расторгается между супругами, имеющими гражданство разных государств-участников Конвенции.
Вопрос о месте проживания супругов решается в соответствии с национальным законодательством государства, учреждение которого устанавливает свою компетенцию. По делам о расторжении брака между супругами, являющимися гражданами одного государства, проживающими на территории другого государства-участника Конвенции, компетентны по их выбору учреждения как государства, гражданами которого они являются, так и учреждения государства, на территории которого они проживают.
Если супруги проживают за пределами государства своего гражданства, но на территориях разных государств, компетентны учреждения государства-участника Конвенции, гражданами которого являются супруги или на территории которого проживает один из супругов.

Решение от 4 марта 2003 года № 01-1/5-02 о толковании Тарифного Соглашения железнодорожных администраций (Железных дорог) государств-участников Содружества Независимых Государств от 17 февраля 1993 года и Тарифной политики железных дорог государств-участников Содружества Независимых Государств на перевозки грузов в международном сообщении разъясняет статус указанных актов, включая вопрос об их юридической силе для государств-участников Тарифного Соглашения.
Экономический Суд установил, что Тарифное Соглашение заключено железнодорожными администрациями государств-участников СНГ и вступило в силу с момента его подписания. На каждый фрахтовый год Тарифной конференцией железнодорожных администраций государств Содружества принимается специальное Соглашение — Тарифная политика. При этом понятие «железнодорожные администрации» использовано в собирательном смысле. Поскольку железнодорожные администрации государств уполномочиваются на участие в работе Тарифной конференции либо отраслевыми министерствами, ведающими железнодорожным транспортом и имеющими право представлять железнодорожный транспорт на международном уровне, либо актами правительств и глав государств, по своей правовой природе Тарифное Соглашение от 17 февраля 1993 года и также ежегодно принимаемая в его рамках Тарифная политика являются международными договорами межведомственного характера, заключенными органами государственного управления стран Содружества, и как таковые имеют обязательную силу для подписавших их государств. Исполнение Тарифного Соглашения от 17 февраля 1993 года и Тарифной политики обеспечивается железнодорожными администрациями государств.
Экономический Суд СНГ также установил содержание обязательств, принимаемых государствами на основе подписания Тарифного Соглашения и Тарифной политики, а именно: соблюдение государствами утверждаемых указанными актами основных принципов формирования тарифов на перевозку грузов в международном сообщении и максимального (предельного) уровня объявляемых ставок, сохраняя при этом определенные права при регулировании тарифов.

Решение от 11 марта 2004 года № 01-1/6-03 о толковании Соглашения между Республикой Казахстан и Российской Федерации о статусе г.Байконур, порядке формирования и статусе его органов исполнительной власти от 23 декабря 1995 года разъясняет:
предполагает ли абзац седьмой пункта 1 статьи 7 Соглашения, регулирующий полномочия Главы администрации г.Байконур по предоставлению налоговых льгот, право Главы администрации г.Байконур представлять предприятиям, зарегистрированным на территории города, льготы по федеральным налогам и сборам, зачисляемым в бюджет г.Байконур, с учетом того, что в силу абзаца шестого пункта 2 статьи 12 Соглашения бюджет г.Байконур формируется за счет налогов, включая налог на добавленную стоимость, налог на прибыль, акцизы, государственную пошлину, и других поступлений на территории города;
правомерно ли ограничение полномочий Главы администрации по предоставлению налоговых льгот, установленных международно-правовым договором, в Правилах предоставления налоговых льгот организациям и индивидуальным предпринимателям, зарегистрированным на территории г.Байконур, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 января 2001 года ¹ 747.
Экономическим Судом СНГ установлено, что в соответствии с Соглашением от 23 декабря 1995 года г.Байконур является административной единицей Республики Казахстан, функционирующей в условиях аренды. На период аренды комплекса «Байконур» г.Байконур в отношениях с Российской Федерацией наделяется статусом, соответствующим городу федерального значения Российской Федерации, с особым режимом безопасного функционирования объектов, предприятий и организаций, а также проживания граждан (абзац третий пункта 1 статьи 1).
В статье 7 Соглашения закреплены полномочия Главы городской администрации по вопросам управления г.Байконур и в том числе по предоставлению налоговых льгот.
Статья 12 Соглашения от 23 декабря 1995 года определяет источники формирования бюджета г.Байконур и включает помимо местных федеральные налоги и другие поступления на территории г.Байконур в качестве источников доходов городского бюджета. Тем не менее данная статья имеет самостоятельный предмет регулирования и не затрагивает полномочий Главы администрации г.Байконур по предоставлению налоговых льгот.
Компетенция Главы администрации г. Байконур как должностного лица Российской Федерации определяется в соответствии с законодательством Российской Федерации (абзац седьмой пункта  1 статьи  7 Соглашения от 23 декабря 1995 года), согласно которому он обладает правом по установлению налоговых льгот только в части местных, но не федеральных налогов. Экономический Суд также считает, что поскольку пункт 4 Правил предоставления налоговых льгот от 25 октября 2001 года № 747 касается льгот по федеральным налогам, он не противоречит положениям абзаца седьмого пункта 1 статьи 7 Соглашения от 23 декабря 1995 года.
 
 
 

ТОЛКОВАНИЕ УЧРЕДИТЕЛЬНЫХ ДОКУМЕНТОВ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА

Консультативное заключение от 10 марта 2006 года № 01-1/3-05 о толковании Договора об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 года касается вопросов:

  • какова юридическая сила положений части второй статьи 1 Договора от 10 октября 2000 года; в каком порядке и в какой форме осуществляется передача ЕврАзЭС полномочий государствами-участниками данного Договора (достаточно ли принятия государствами своих актов о передаче части полномочий Сообществу) и как эти полномочия реализуются Евразийским экономическим сообществом;
  • решения каких именно органов ЕврАзЭС исполняются в порядке, предусмотренном частью первой статьи 14 Договора от 10 октября 2000 года; по каким вопросам, входящим в компетенцию этих органов, такие решения могут приниматься; каково их место в иерархии актов национального законодательства государств-членов ЕврАзЭС;
  • исключает ли часть первая статьи 14 упомянутого Договора действие в ЕврАзЭС статьи 58 Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года и статьи 24 Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 года, регламентирующих вопросы принятия Межгосударственным Советом ЕврАзЭС решений, подлежащих непосредственному применению государствами-участниками, а также органами и организациями сторон.

Экономический Суд СНГ считает, что часть вторая статьи 1 Договора от 10 октября 2000 года, устанавливающая, что ЕврАзЭС обладает полномочиями, добровольно передаваемыми договаривающимися сторонами в рамках реализации их суверенитета в соответствии с положениями этого Договора (часть первая статьи 2, часть вторая статьи 5, абзац четвертый части второй пункта 1 статьи 6, часть первая статьи 7, части первая и вторая статьи 8), имеет обязательную юридическую силу для государств-членов ЕврАзЭС.

Объем переданных полномочий может быть изменен посредством подписания отдельного протокола, являющегося неотъемлемой частью Договора от 10 октября 2000 года, либо путем заключения самостоятельного международного договора всеми государствами-членами.
Полномочия ЕврАзЭС как международной организации реализуются органами ЕврАзЭС путем принятия соответствующих решений
Экономическим Судом установлены виды актов, принимаемых органами ЕврАзЭС, — «решения», «рекомендации», «документы» и иные акты, а также дана их квалификация с точки зрения обязательности содержащихся в них норм. Суд констатирует, что система и иерархия актов, принимаемых органами Сообщества, в Договоре не установлены.

Решения Межгосударственного Совета ЕврАзЭС в сфере его компетенции по вопросам внешнего права и решения Интеграционного Комитета ЕврАзЭС по вопросам внешнего права, принятые в порядке делегирования ему соответствующих полномочий Межгосударственным Советом ЕврАзЭС, имеют обязательную силу и исполняются государствами-членами ЕврАзЭС в порядке, предусмотренном частью первой статьи 14 Договора от 10 октября 2000 года, посредством их имплементации в национальное законодательство государств-участников, то есть действие части первой статьи 14 Договора от 10 октября 2000 года исключает применение статьи  58 Договора от 26 февраля 1999 года и статьи  24 Договора от 29 марта 1996 года.

Retro jordans for sale, Cheap foamposites, jordan retro 5, cheap jordans for sale, foamposites For Sale, jordan retro 12, jordan retro 11, Cheap jordans for sale, jordans for cheap, jordan retro 11 legend blue, retro 12 jordans, cheap soccer jerseys, Canada Goose sale, cheap jordans, cheap jordan 12