Правовая природа интерпретационных актов Экономического Суда СНГ и проблемы их реализации в государствах-участниках Содружества

Доклад Председателя Экономического Суда СНГ Ф. Абдуллоева на Международной научно-практической Конференции «Органы конституционного контроля в условиях интеграции правовых систем: международный опыт и практика Таджикистана» в честь 15-летия образования Конституционного Суда Республики Таджикистан 4 ноября 2010 года г. Душанбе

Утверждение принципа приоритета международного права в современных международных отношениях придает особую значимость роли судебного контроля за соответствием внутригосударственного права и практики его применения обязательствам государства по международному праву. В одних странах такой контроль не предусмотрен (США), в других — его осуществляют суды общей юрисдикции (Нидерланды). Но в большинстве европейских стран он осуществляется органами конституционного контроля (конституционными судами, конституционными советами).

Представляется, что данный вопрос содержит три ключевых аспекта: 1) судебный контроль за конституционностью международных обязательств государства; 2) судебный контроль за соответствием национального законодательства международным обязательствам государства; 3) судебный контроль за соответствием национального законодательства Конституции государства.

В условиях интеграции правовых систем два первых ключевых аспекта выдвигаются в качестве немаловажных в практике органов конституционного контроля. К этой сфере примыкает судебный контроль за соответствием законов и международных договоров друг другу.

Поэтому, на мой взгляд, доклад, посвященный деятельности Экономического Суда СНГ по толкованию положений международно-правовых договоров, заключенных в рамках Содружества, и актов органов СНГ, а также проблеме создания механизма контроля исполнения его решений, соответствует заявленной проблематике настоящей Конференции.

Урегулирование вопросов толкования договора требует времени и опыта (компетенции) многих различных органов власти: национальных судов, правоохранительных органов, иммиграционных властей, государственных служащих, должностных лиц разных уровней и структур государственной власти, персонала дипломатических представительств, международных судов и арбитражных трибуналов, международных организаций и других. Интерпретация договоров, как известно, является одним из наиболее сложных и противоречивых вопросов в деятельности упомянутых органов. Об этом свидетельствует практика международных судов и трибуналов. В международные судебные органы часто поступают просьбы о разрешении спора между двумя или более государствами относительно применения договора именно потому, что эти государства имеют различные точки зрения относительно понимания того, что установлено данным документом или его отдельными положениями. В связи с тем, что у судей и арбитров также встречаются разногласия по различным вопросам толкования, их особые мнения очень распространены в международном судопроизводстве. Разногласий между государствами следует избегать, поскольку они имеют тенденцию к усложнению их взаимоотношений в целом. Расхождений во мнениях между судьями и арбитрами также следовало бы избегать, поскольку они пагубно отражаются на законности судебного решения. У Международного Суда ООН, Суда Европейского Союза и Экономического Суда СНГ есть общие черты юрисдикции — все они компетентны рассматривать споры, осуществлять толкование и давать заключения.

Соглашение о статусе Экономического Суда СНГ от 6 июля 1992 года (далее — Соглашение от 6 июля 1992 года) и утвержденное им Положение об Экономическом Суде (далее — Положение) оформило порядок функционирования международного судебного органа Содружества, устанавливая цель, основные принципы его организации и деятельности, его компетенцию. Создание Экономического Суда Содружества было продиктовано необходимостью обеспечения единообразного применения соглашений государств-участников как непременного условия достижения эффективности интеграционных процессов в рамках Содружества и тем самым повысить эффективность самих международно-правовых актов.

Предполагалось, что достижению указанных целей будет служить определенная этими актами компетенция Экономического Суда и регламентация оснований признания суверенными государствами-участниками Содружества его юрисдикции.

Компетенция Суда по рассмотрению споров определена в Положении двумя способами: 1) путем точного указания перечня подведомственных ему экономических споров и 2) путем отсылки к конкретным соглашениям, заключенным в рамках Содружества, которыми к ведению Экономического Суда могут быть отнесены и другие споры.

В соответствии с пунктом 3 указанного Положения к ведению Экономического Суда, прежде всего, относится разрешение межгосу- дарственных экономических споров, возникающих при исполнении экономических обязательств, предусмотренных соглашениями, решениями Совета глав государств, Совета глав правительств Содружества и других его институтов.

В силу статьи 32 Устава СНГ и пункта 5 Положения Экономический Суд СНГ имеет право решать вопросы, касающиеся толкования применения положений соглашений, других актов Содружества и его институтов.

Имеется ряд соглашений, в соответствии с которыми государства-участники Содружества обязались признавать в будущем юрисдикцию Экономического Суда СНГ. К ним относятся: двусторонние договоры, касающиеся всех или некоторых категорий споров, могущих возникнуть между двумя государствами; многосторонние соглашения, касающиеся одной или более категорий споров, и т. д.

Поскольку Экономический Суд СНГ рассматривает споры между субъектами международного права, прослеживается связь проблем организации и деятельности Экономического Суда СНГ с принципиальными проблемами международного права и его институтов — государственным суверенитетом, основными правами и обязанностями участников международного общения, равноправием государств на международной арене, взаимным невмешательством во внутренние дела и т. д. Эта связь проявляется и в практической деятельности Экономического Суда СНГ, который постоянно сталкивается со всеми этими вопросами при рассмотрении конкретных дел.

Соотношение принципов международного правосудия и основных начал международного права, соответствие ему норм, регулирующих деятельность международных судебных органов, занимает одно из центральных мест в разработке проблем международного правосудия. Причем большое значение для решения этих проблем имеет вопрос о компетенции указанных органов. Изучение этой проблемы позволило разработать отправные концепции для определения принципов деятельности и компетенции Экономического Суда СНГ.

Экономический Суд СНГ не является высшей инстанцией по отношению к судебным системам государств-участников Содружества. Экономический Суд СНГ не может сам инициировать рассмотрение дел; не вправе отменить решение, вынесенное органом государственной власти или национальным судом; не дает указаний законодателю; не осуществляет абстрактный контроль национального законодательства или судебной практики; не дает распоряжений о принятии мер, имеющих юридические последствия.

Экономический Суд СНГ располагает юрисдикцией в объеме, определенном в его учредительном акте, а значит, установленном соглашением государств. Полномочия Экономического Суда СНГ как судебного органа Содружества, самостоятельно и независимо осуществляющего международное экономическое правосудие посредством разрешения межгосударственных споров и толкования положений соглашений и других актов Содружества, как это определено в Соглашении от 6 июля 1992 года, направлены на обеспечение единообразного применения соглашений государств-участников Содружества.

Толкование Экономическим Судом положений соглашений, других актов Содружества и его институтов образует его правовые позиции. Толкование, данное Экономическим Судом СНГ, является, безусловно, официальным, легальным и как его еще в науке называют — правовым делегированным толкованием.

Официальное признание государствами-участниками Соглашения от 6 июля 1992 года юрисдикции Экономического Суда СНГ по вопросам толкования соглашений, других актов Содружества означает, что исполнительная, законодательная и судебная ветви власти этих государств должны в рамках своей компетенции руководствоваться международными договорами и иными актами Содружества с учетом правовых позиций Экономического Суда СНГ. Это даёт возможность рассматривать решения Экономического Суда СНГ о толковании как составную часть судебной практики государств-участников Содружества. Правовые позиции — необходимый элемент деятельности Экономического Суда СНГ. Они представляют собой судебную интерпретацию правовых понятий, норм, принципов, институтов Содружества и в таком качестве оказывают непосредственное влияние на сферу международно-правовой действитель- ности Содружества.

Полномочие Экономического Суда СНГ — осуществление толкования применения положений соглашений, других актов Содружества и его институтов реализует положения международных договоров об их приоритете и прямом действии на всей территории Содружества. Другое полномочие Экономического Суда СНГ — проверять соответствие нормативных и других актов государств-участников, принятых по экономическим вопросам, соглашениям и иным актам Содружества, прежде всего, служит целям согласования национального права государств-участников и права Содружества. Все это необходимо для исключения коллизий между национальным правом государств-участников и их международными обязательствами в рамках Содружества.

Решения Экономического Суда исходят от органа, наделенного соответствующими полномочиями, формально закреплены, подразумевается, что они будут исполняться, и их реализация должна обеспечиваться государствами-участниками Содружества. В этом состоит их сходство с иными правовыми актами Содружества. По другим же признакам интерпретационные акты Экономического Суда СНГ достаточно сильно отличаются от иных актов Содружества.

Так, международные договоры и иные акты Содружества содержат международно-правовые нормы, а интерпретационный акт лишь толкует, объясняет эти нормы. Иначе говоря, толкование при всей своей значимости не может «создавать» новые нормы. Интерпретационный акт не содержит норм права, неотделим от толкуемого нормативного акта. Они имеют единую правовую суть: при утрате нормативным актом юридической силы, утрачивает значение и интерпретационный акт. От правоприменительного акта интерпретационный отличается тем, что первый связан с решением конкретного дела, а последний имеет общий характер.

Поскольку интерпретационные акты — акты правовые, они имеют форму выражения и публикуются в официальных источниках.
В соответствии с пунктом 16 Положения об Экономическом Суде СНГ решения Экономического Суда и постановления его Пленума подлежат обязательному опубликованию в изданиях Содружества и средствах массовой информации государств-участников.

Решения Экономического Суда СНГ и выявленные им правовые позиции, развивающие материально-правовую интерпретацию положений международных договоров, должны учитываться при рассмотрении отдельных категорий дел в национальных судах общей и специальной юрисдикции с тем, чтобы избежать множественности толкования и, как следствие, не способствовать формированию множественности обособленных друг от друга экономико-правовых пространств в Содружестве.

Внимание, которое уделяется этой теме, можно объяснить в основном двумя обстоятельствами. Во-первых, без четких представлений о правовой природе решений Экономического Суда СНГ невозможно правильное понимание и адекватное практическое воплощение этих решений, поскольку механизм их воздействия на законодательство и правоприменительную практику государств-участников, порядок их исполнения, порядок применения ответственности за их неисполнение определяются в основном как раз их особой правовой природой.

Во-вторых, само международное экономическое правосудие как таковое иногда все еще воспринимается как новое для права Содружества явление, несмотря на то, что деятельность Экономического Суда насчитывает уже почти двадцать лет.

Законодательная и правоприменительная практика государств-участников Содружества свидетельствует о том, что изложенные в решениях Экономического Суда СНГ о толковании правовые позиции, учитываются при подготовке соответствующих проектов законодательных и нормативных актов, а также при разрешении дел в национальных судах.

В то же время неоднократное поступление запросов о толковании одних и тех же соглашений по социальным вопросам, наличие разногласий в применении этих норм свидетельствуют о несовершенстве положений указанных международно-правовых актов и необходимости внесения в них изменений и дополнений с учетом требований сегодняшнего дня. На необходимость проведения такой работы Экономический Суд СНГ обращал внимание государств-участников в своих решениях.

Теперь хотелось бы остановиться на проблеме взаимосвязи деятельности Экономического Суда СНГ и национальных судов. Пока доктрина не уделяет сколько-нибудь значительного внимания вопросу взаимосвязи деятельности международных судебных органов и национальных судов. И такое положение не случайно. Оно отражает реальное положение вещей. Пока эта взаимосвязь слабо развита. Тем не менее, по нашему мнению, доктрина недооценивает ее значение. Уже сегодня взаимосвязь могла бы быть более активной, что принесло бы несомненную пользу, прежде всего национальным судам.

В международной практике сформировались два правила реализации на национальном уровне решений международных судов. Первое заключается в признании национальными судами обязательной юридической силы решений международных судов по таким вопросам, как статус государства или территории, правопреемство, юрисдикция, установление фактов и т. д. Второе правило состоит в признании со стороны национальных судов толкования международных и обычных норм, содержащихся в решениях международных судов. Таким образом, у нас есть все основания для вывода о том, что решения Экономического Суда СНГ не могут игнорироваться при рассмотрении судами дел, связанных с правом Содружества. Следовательно, решения Экономического Суда СНГ должны иметь прямое значение для национальных судов в случаях, когда:

1) решения Экономического Суда СНГ используются при установлении и использовании норм международного права (права Содружества) в качестве вспомогательных средств. (Если Экономический Суд СНГ использует решения национальных судов в качестве вспомогательного средства для определения норм национального законодательства, то тем более, это уместно в отношении актов Экономического Суда СНГ);

2) решение обязывает государство национального суда и, следовательно, все государственные органы государств-участников, включая судебные, должны руководствоваться им.

Однако реализация решений Экономического Суда СНГ остается актуальной проблемой в государствах Содружества. В государствах-участниках Содружества решениям Экономического Суда СНГ не всегда придается характер нормативности, несмотря на то, что они составляют неотъемлемую часть правовой базы Содружества. Нормативный характер решений, их «самодостаточность» и непосредственное действие, подкрепленное официальным признанием юрисдикции Суда, не всегда обеспечивают своевременное, надлежащее и эффективное исполнение названных решений. Требуется создание механизма их исполнения, основанного не только на упомянутых составляющих, но и на воле государства в целом, его органов власти и институтов в отдельности.

Формирование такого механизма фактически началось в каждом из государств-участников сразу после создания Экономического Суда СНГ и продолжает осуществляться поныне.

Единого мнения относительно решения существующих проблем в настоящее время нет, что само по себе не является стабилизирующим фактором в вопросе становления единого правового пространства Содружества. Кроме того, системного и целенаправленного исследования по проблемам взаимодействия Экономического Суда СНГ с судами государств-участников в сфере толкования международно-правовых актов Содружества и реализации его решений на внутригосударственном (национальном) уровне не проводилось.

Международные и национальные нормативные правовые акты государств-участников СНГ, регламентирующие порядок реализации решений международных судебных органов, изобилуют пробелами.

Вместе с тем реального внутригосударственного механизма исполнения решений Экономического Суда СНГ в государствах Содружества до сих пор не существует. Это обусловлено многими факторами. Во-первых, тем, что отсутствует точная процедура реализации названных решений, исполнение указанных решений в корне отличается от исполнения актов других видов судопроизводств, и она ближе к нормотворческой, чем правоприменительной деятельности.
Во-вторых, специфика субъектов исполнения решений Экономического Суда СНГ, а это нередко — законодательные и исполнительные органы власти, вносит в эту процедуру определенные политические моменты.

Государства-участники Содружества, ратифицировав Устав СНГ и Соглашение от 6 июля 1992 года, делегировали Экономическому
Суду СНГ право официального толкования, носящего обязательный, а не рекомендательный характер, что подтверждается следующими обстоятельствами.

Предположим, что решения Экономического Суда СНГ о толковании носят рекомендательный характер, т. е. являются неофициальными. Однако, в чем же заключается смысл, вложенный Договаривающимися Сторонами в упомянутые выше нормы, предоставляя Экономическому Суду юрисдикцию в области толкования. И стоило ли принимать, а затем ратифицировать эти Соглашения? Ведь никому не придет в голову создавать нормы права, подтверждающие право заниматься неофициальным толкованием. Таким образом, в Уставе СНГ, Соглашении от 6 июля 1992 года, Положении — право Экономического Суда СНГ давать толкование применения положений соглашений, других актов Содружества и его институтов прямо и однозначно указывает на то, что государства-участники СНГ признали обязательность такого толкования.

Обеспечение исполнения решений Экономического Суда СНГ возлагается на государство, в отношении которого принято решение. Однако правоприменительная практика национальных судов свидетельствует о неисполнении решений Экономического Суда СНГ по формально-юридическим и техническим основаниям.

Анализ писем, поступивших в адрес Экономического Суда СНГ, показывает, что ряд судебных актов Экономического Суда СНГ остаются неисполненными высшими органами государств-участников, а также их должностными лицами, что дает также основания говорить о вероятности невосприятия или их игнорирования органами власти отдельных государств Содружества.

Между тем уровень исполнимости решений Экономического
Суда СНГ в государствах Содружества иногда существенно различается, что предопределяется многими моментами, в том числе политическими. Нередко на это влияют степень взаимодействия между главами государств (правительств), соотношение сил в парламентах государств-участников, авторитет и реальное положение Экономического Суда СНГ, менталитет правящей элиты и уровень правовой культуры в государствах Содружества.

Действующее национальное законодательство государств-участников Содружества по исследуемой теме имеет недостаточную правовую регламентацию правовой ответственности должностных лиц исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти, а также несовершенный механизм судебного контроля за соответствием внутри — государственного права и практики его применения международным обязательствам государства. Несовершенство национальных правовых механизмов в реализации решений Экономического Суда СНГ, в конечном итоге, препятствует устранению пробелов и в их международно-правовом регулировании.

Комплексное исследование международно-правовых отношений, возникающих при реализации решений Экономического Суда СНГ, а также выявление пробелов нормативного регулирования предполагает решение следующих задач:

· исследование влияния решений Экономического Суда СНГ на обеспечение единства (единообразия) в применении норм соглашений в государствах-участниках Содружества;

· исследование особенностей юридической силы решений Экономического Суда СНГ, обладающих свойствами неотъемлемой части договорной базы Содружества, в сфере применения международных договоров в государствах участниках Содружества;

· выявление существующих на данном этапе правовых проблем в реализации решений других международных судов в государствах Содружества;

· анализ реализации решений Экономического Суда СНГ органами власти государств-участников Содружества и формулирование предложений по дополнению или изменению действующих международно-правовых актов, национальных нормативно-правовых актов в области правового регулирования реализации решений международных судебных органов.

Исходя из необходимости устранения выявленных коллизий и пробелов, как в нормативном регулировании, так и в правовой теории рассматриваемой проблемы, с учетом соблюдения принципов независимости и самостоятельности органов законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти государств, необходимо сформулировать конкретные рекомендации по совершенствованию национального законодательства в сфере реализации решений международных судебных органов.

Значительная роль в решении указанных выше задач принадлежит деятельности органов конституционного контроля.

http://constcourt.tj/rus/index.php?option=com_content&view=article&id=82: 2010-12-09-18-52-56&catid=11: 2010-12-08-17-35-35&Itemid=43
Retro jordans for sale, Cheap foamposites, jordan retro 5, cheap jordans for sale, foamposites For Sale, jordan retro 12, jordan retro 11, Cheap jordans for sale, jordans for cheap, jordan retro 11 legend blue, retro 12 jordans, cheap soccer jerseys, Canada Goose sale, cheap jordans, cheap jordan 12